Арест земельного участка на котором находится единственное жилье

Арест земельного участка на котором находится единственное жильеСудебная коллегия по гражданским делам ВС разобрала жалобу должника на действия пристава. Он арестовал единственную жилплощадь должницы, а та посчитала, что это нарушает ее права.

Ситуация с взысканием долгов сегодня актуальна для многих. Долги надо возвращать. Особенно по решению суда. На это и существует служба судебных приставов. Но всегда ли их действия правомерны? Практически все должники знают, что единственное жилье трогать запрещено. Так ли это на самом деле, и какие действия пристав имеет право совершать с квартирой должника, не нарушая при этом закон?

В районном суде Петербурга было вынесено решение по иску против местной жительницы. Она по решению суда обязана была вернуть немалый долг. Пристав завел исполнительное производство и арестовал земельный участок и часть дачи гражданки. Их продали, и деньги ушли на погашение долга.

Но этих средств на все погашение не хватило, и пристав наложил арест на квартиру, где жила должница с ребенком.

Но с арестом квартиры ответчица не согласилась. Она пошла в другой райсуд с заявлением, в котором оспаривала вынесенное приставом постановление по аресту жилья. В обоснование своего иска гражданка написала, что квартира — единственное место проживания для нее и ее маленького сына, поэтому ее нельзя арестовать.

Районный суд с этим заявлением согласился.

В своем решении суд первой инстанции сказал, что согласно статьи 79 Закона об исполнительном производстве взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику на праве собственности имущество, перечень которого установлен в Гражданском процессуальном кодексе. Единственное пригодное для постоянного проживания помещение включено в этот список (статья 446 ГПК.)

«Поскольку на спорную квартиру как на единственное место жительства должника не может быть обращено взыскание, то арест на имущество, на которое не может быть обращено взыскание, не может быть использован как самостоятельная мера принудительного исполнения и не может привести к исполнению решения суда», — записано в решении районного суда.

Кредитор и судебный пристав обиделись на такой вердикт и написали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд.

В апелляции сказано, что арест квартиры был сделан «не с целью обращения на него взыскания, а как самостоятельная мера принудительного исполнения, предусмотренная законом об исполнительном производстве». Но горсуд не поддержал пристава и кредитора.

Апелляция заявила, что их довод «основан на неверном толковании действующего законодательства». Суд сказал, что предпринятая приставом мера не входит в перечень оснований для наложения ареста.

Поэтому «довод о правомерности наложения ареста с целью принуждения должника к фактическому исполнению требований исполнительного документа не соответствует действующему законодательству» — записано в апелляционном решении. А еще горсуд сказал, что наложение ареста для обеспечения сохранности имущества в нашем случае лишено юридической значимости, поскольку «такой арест в настоящем деле не может привести к исполнению решения суда».

Кредитор с такой формулировкой также не согласился и пошел дальше и выше — в Верховный суд РФ. А там, прочитав это дело, заявили следующее — акты питерских судов неправильные и подлежат отмене, поскольку их выводы основаны «на неправильном толковании норм материального права».

В своем определении Судебная коллегия по гражданским делам указала, что арест в качестве исполнительного действия может быть наложен приставом «в целях обеспечения исполнения решения суда, содержащего требования об имущественных взысканиях» (статьи 64 и 80 Закона об исполнительном производстве). По мнению Верховного суда, несмотря на то что в статье 446 ГПК запрещается обращать взыскание по исполнительным документам на единственное жилье должника, арестовывать такое жилье можно, потому как арест взысканием не является. Это разные действия.

По мнению коллегии, суд первой инстанции и апелляция ошибочно поставили знак равенства между запретом на совершение с квартирой регистрационных действий и мерами принудительного исполнения. В решении Верховного суда сказано, что «из постановления судебного пристава-исполнителя видно, что оно вынесено в целях обеспечения исполнения решения суда».

И суд уточнил, что ограничения права пользования квартирой и обращения на нее взыскания, а именно — изъятия квартиры и ее реализации либо передачи взыскателю, этот арест не предусматривает. Жить как жила должница в своей квартире может спокойно, но после наложения ареста женщина не сможет распорядиться жильем. То есть продать его, подарить или поменять.

  • Верховный суд в этом деле использовал постановление Пленума «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» (ноябрь 2015 года).
  • В том постановлении сказано, что арест жилого помещения, являющегося единственным для постоянного проживания должника-собственника и его семьи, равно как и установление запрета на распоряжение этим имуществом (в том числе вселение и регистрацию иных лиц), не могут быть признаны незаконными, если эти меры приняты судебным приставом-исполнителем, чтобы должник не мог распорядиться недвижимостью в ущерб интересам взыскателя. (Дело N 78-КГ15-42)
  • Иван Соловьев, профессор Академии МВД России:

— Задача кредитора создать такие условия для должника, чтобы тот, желательно, ни на минуту не забывал о том, что он должен.

Единственное жилье долгое время оставалось неприступным форпостом для взыскателей и хоть какой-то гарантией для тех, кто не рассчитал свои финансовые возможности или переоценил перспективы.

Решение о наложении обременений на него вполне прогнозируемо, так как рост задолженности растет месяц от месяца, а дорогие кредиты остаются пока единственным действенным способом оживить банковскую сферу.

В любом случае не стоит забывать о возможностях новых норм о банкротстве физических лиц. 500 тысяч рублей и три месяца просрочки — вполне можно подумать об этой юридической процедуре, но начинать и вести ее лучше самому, так как кредитор однозначно проведет ее так, как выгодно ему.

Источник — «Российская газета»

Практико-правовая ситуация с единственным жильем и земельным участком в исполнительном производстве

В соответствии со статьей 2 Федерального закона 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон)  задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов, актов других органов и должностных лиц в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

Долгое время вокруг ареста и взыскания на единственное жилье и единственный земельный участок было много споров. Это отражалось, как и в позиции юристов, так и в позиции судей.

В ГПК РФ есть статья 446, которая говорит нам, что взыскание не может быть обращено на единственное жилое помещение    и на земельные участки, на которых это жилье расположено. Это же подтверждает и статья 79 Закона.

Сложилась своеобразная судебная точка зрения, которая в большинстве своем была следующей: раз жилье нельзя продать, то и арестовывать его не следует.

В связи с чем, очень часть складывалась ситуация, когда судебные приставы либо медлили с арестом такого жилья, либо не арестовывали его вообще, и должник его спокойно продавал, либо продолжал там жить, ни испытывая никаких трудностей и неудобств.

Хотя, следует заметить, что  имеется и судебная практика, в соответствии с которой суды полагают, что постановление о наложении ареста является законной мерой, обеспечивающей сохранность имущества должника.

Данная мера не преследует цели реализации имущества, а направлена на принуждение должника фактически погасить задолженность по исполнительному документу и не позволяет ему реализовать имущество, при этом должник не лишается единственного жилья.[1]

И что часть 1 ст. 446 ГПК РФ устанавливает ограничение на обращение взыскания на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, а не на арест.[2]

Необходимо  различать такие понятия как арест и обращение на взыскание. Далеко не всегда после первого, следует второе.

  • Согласно статье 69 Закона обращение взыскания на имущество должника включает изъятие имущества и (или) его реализацию.
  • Арест же, согласно статье 80, это мера обеспечительная, которая включает в себя запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости — ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества
  • Другими словами, наложение ареста на единственное имущество или единственный земельный участок судебным приставом-исполнителем, никак не противоречило бы статье 446, потому что она запрещает только взыскание.

Часто должники заявляют о невозможности обращения взыскания на земельные участки и садовые домики на них по тем основаниям, что указанные строения являются единственными пригодными для постоянного проживания помещениями.

Однако для признания садового (дачного) домика в качестве помещения, являющегося единственным пригодным для постоянного проживания, должно быть решение суда о том, что указанный домик таковым является, а также доказательство того, что должник имеет постоянную регистрацию по указанному адресу.

В противном случае суд не должен рассматривать доводы должника в качестве юридически значимых о невозможности обращения взыскания на садовый дом как на единственное жилье[3].

Могут ли арестовать единственное жилье за неуплату кредита в 2021 году?

Согласно ст. 79 Федерального закона № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» судебные приставы могут обратить взыскание на любое имущество, кроме того, перечень которого установлен Гражданским процессуальным кодексом РФ (далее – ГПК РФ). В ст. 446 ГПК РФ определена невозможность изъятия единственного жилья и земли, на которой оно расположено, независимо от следующих условий:

  • размер долга;
  • стоимость жилого помещения;
  • количество проживающих лиц;
  • другие качественные и количественные характеристики.
Читайте также:  Покупка бизнеса. что нужно знать об этом

Такой имущественный иммунитет действует при отсутствии иного пригодного жилья у самого должника и членов его семьи. Но если квартира является предметом ипотеки, то обратить взыскание становится возможным.

Согласно ст. 54.1 Федерального закона № 102-ФЗ суд откажет в изъятии ипотечного жилья при следующих обстоятельствах:

  • незначительный долг;
  • просрочка платежа не превышает 3 месяцев;
  • сумма задолженности составляет не более 5% от стоимости помещения.

Могут ли судебные приставы отобрать единственное жилье

Понятия арест и реализация в судебной практике разграничиваются как два самостоятельных исполнительных действия.

Пристав-исполнитель на законном основании может вынести постановление на арест единственного жилья, даже в случае проживания в нем всей семьи должника.

Но продать такое жилое помещение для погашения долговых обязательств будет невозможно, так как вступят в силу требования ст. 446 ГПК РФ. Распоряжаться своим жильем до выполнения обязательств перед взыскателем должник не сможет.

Единственное жилье также невозможно изъять в ходе банкротства должника, что отражено в Федеральном законе № 127-ФЗ. Более подробно о банкротстве (несостоятельности) физических лиц можете прочитать на нашем сайте: https://urstart.ru/procedura-bankrotstva-fizicheskih-lits/

Управляющий партнер юридической компании «Старт» в Москве − Руслан АвдеевУправляющий партнер юридической компании «Старт» в Москве − Руслан Авдеев

❓ Могут ли наложить арест на единственное жилье за долги перед банком

Судебные приставы вправе совершить это действие, следуя положениям Закона № 229-ФЗ, но только при наличии исполнительного документа. Для банков арест жилья является крайним средством и применяется только в отношении клиентов с крупной просрочкой.

Это делается для того, чтобы заморозить процесс продажи, дарения, обмена.

В случае ипотечного кредита процедура пройдет проще и быстрее, так как недвижимость является залогом, поэтому может быть арестована и реализована для возмещения долга на основании Федерального закона № 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)».

❓ Могут ли судебные приставы арестовать долю в квартире, если это единственное жилье

Судебные приставы-исполнители нередко стимулируют должника выполнять свои обязательства, наложив обременение на недвижимость.

Наложить арест на долю в единственном жилье является возможным, что повлечет за собой запрет на совершение любых действий с ним, но обратить взыскание, то есть реализовать с целью погашения задолженности, нельзя. Банк не сможет забрать жилое помещение за долги при наличии обременения.

❓ Может ли банк забрать квартиру за долги по потребительскому кредиту

Арестовать недвижимость можно только на основании решения суда. В случае угроз со стороны банковских сотрудников, можно возбудить уголовное дело за неправомерные действия. Если банк подал в суд на недобросовестного заемщика, и вынесено решение, в первую очередь изымаются денежные накопления, транспортные средства, загородные дома.

Но при долге по потребительскому кредиту банк редко претендует на взыскание недвижимости, так как сумма формируется небольшая и не является соизмеримой со стоимостью квартиры. Продажа может состояться только по результатам аукциона, что повлечет за собой дополнительные затраты.

Управляющий партнер юридической компании «Старт» в Москве − Руслан АвдеевУправляющий партнер юридической компании «Старт» в Москве − Руслан Авдеев

Консультация юристов: www.urstart.ru

Защита единственного жилья от ареста и продажи: советы для должников

В этой статье рассмотрим, когда могут забрать единственное жилье за долги и какие методы защиты являются эффективными.

Практика «Игумнов Групп» богата на истории, когда под прицел кредиторов и судебных приставов-исполнителей попадало единственное жилье должника. Многие люди искренне верят, что эту жилую площадь никто трогать не будет. Тем более, если там прописаны несколько близких родственников.

К сожалению, реалии немного другие. События могут развиться по очень печальному сценарию. Что может случиться и как себя защитить от потери единственного жилья — читайте далее.

Какую стратегию поведения можно выбрать

Должник может выбрать всего два варианта развития событий. И каждый из них не кажется радужным.

Стратегия №1: довериться судьбе и ничего не делать

Предположим, что вас привлекли к субсидиарной ответственности или взыскали убытки. Рано или поздно по решению суда начнут работать судебные исполнители. Они обязательно найдут все имущество, зарегистрированное на должника. Единственное жилье они продать не смогут, но вот наложить законный арест — запросто.

Приставы внесут сведения об аресте в Росреестр, после чего станет невозможно проводить никакие регистрационные действия с жильем. Например, должник не сможет продать свою квартиру, подарить ее или передать в залог.

Попробовать оспорить такие действия в суде, конечно же, можно. Но практика показывает, что суды не видят ничего противозаконного в аресте единственного жилья. И они совершенно правы.

Ведь не факт, что в будущем должник не обживется еще парочкой квартир. Это может произойти как через 5, так и через 30 лет. Но самое главное, что в таком случае пристав не сможет закрыть исполнительное производство.

Оно будет «намертво» висеть над должником. Но это лишь верхушка айсберга.

Единственное жилье изымать и продавать никто не будет, это единственный плюс в истории. Но рано или поздно должник уйдет из жизни, а его долги по закону перейдут наследникам. И тут у них будет лишь два выбора: либо продать квартиру и погасить долг своего родственника, либо отдавать деньги с зарплаты и других доходов.

Такая же ситуация будет и в случае процедуры банкротства физлица. Долг по субсидиарке/убыткам никуда не спишется. А после завершения процедуры приставы будут иметь право заново открыть исполнительное производство.

Все сводится к тому, что жилье не заберут, пока оно одно и пока жив должник.

Это условие верно до тех пор, пока единственное жилье не относится к разряду «роскошного», но о таких ситуациях мы поговорим в отдельной статье.

Стратегия №2: срочное переоформление жилья

На первый взгляд это лучший из двух вариантов. Но он также небезопасный. До недавнего времени можно было легко подарить свое единственное жилье и не беспокоиться, что сделка будет оспорена.

Допустим, должник передал свою квартиру перед процедурой банкротства. Но вот по прошествии какого-то времени кредиторы выявляют эту сделку и оспаривают ее. Итог — недвижимость возвращается «герою» истории, жилье включают в конкурсную массу и пускают с молотка в счет погашения задолженности. Но все же, второй вариант может спасти ситуацию, если грамотно подойти к оформлению сделки.

За что могут забрать единственное жилье

Нами было проанализировано немало судебных решений по этой теме. Далее в статье мы выделяем главные причины, по которым единственный дом или квартира могут потерять иммунитет и уйти с молотка.

Халатность при отчуждении жилья

Правильный подход к переоформлению имущества — самое главное в этом деле. Во время процедуры банкротства физлица кредиторы имеют право оспаривать сделки даже 10-годичной давности.

Если неправильно оформить сделку и это вылезет в суде, человек запросто может потерять недвижимость. Суд считает, что раз должник так небрежно отдал свой единственный дом, значит он ему не особо и нужен.

Пример из практики: в 2018 человек подарил квартиру сестре. А в 2019 запустил процесс своего банкротства. Сделка была оспорена, квартира возвращена должнику и продана в счет погашения долга.

Причины просты: суд установил, что такое отчуждение было преднамеренным шагом перед банкротством; суд посчитал, что, если человек отдал свою квартиру, значит у него есть другое жилье; должник зарегистрировался в указанной квартире только через год после переоформления, уже в ходе банкротства.

Чтобы избежать таких последствий, рекомендуется обращаться к опытным специалистам, которые помогут правильно оформить сделку по передаче недвижимости.

Место регистрации

Если единственное жилье находится в Москве, а должник прописан дома у родителей в Екатеринбурге, это может стать основанием для лишения такого жилья иммунитета.

Все просто: регистрация подтверждает, что у человека есть альтернативное место жительства, значит арестованная квартира — не единственное место, где он может жить.

В таком случае придется доказывать, что должник не живет и не жил по месту регистрации.

Отсутствие расходов на содержание жилья

Все просто: если человек не платит за коммуналку или это делают за него другие люди, значит ему эта квартира не важна (или он там не проживает). Нежелание содержать жильё — весомый повод для снятия иммунитета.

Оставьте ниже свою электронную почту и мы вышлем вам судебные акты по делам, которые разобрали в этой статье:

Злоупотребление прописками

Пытаясь защитить жилье, должники нередко начинают прописывать у себя всех возможных родственников. Они считают, что суд не даст выселить такое количество людей. Но такая тактика опасна.

Если «переборщить», суд может посчитать такие действия злоупотреблением права.

Но такой фактор действует в связке с другими (например, когда есть два жилья и должник хочет оставить себе более дорогую недвижимость).

Читайте также:  Банкротство некоммерческой организации

Жизнь в нежилом помещении

Некоторые ловкачи пытаются доказать, что их единственное жилье — это склад или магазин. А значит, их нельзя включать в список на продажу. Но так закон не работает. Если недвижимость считается нежилой по документам, она однозначно уйдет с молотка.

Как защитить единственное жилье от приставов

Единственный выход — правильный подход к работе с активами. Нужно забыть о сделках дарения квартиры. Лучше заплатить профессиональным юристам, которые имеют опыт защиты интересов должников.

Если финансы не позволяют, ознакомьтесь с материалами в блоге «Игумнов Групп» и выстраивайте правильный порядок действий. Важно помнить, что в таких делах нет второй попытки.

Каждый шаг должен быть точным и выверенным.

Простые советы:

  • Зарегистрируйтесь в квартире и содержите ее. Это будет доказательством того, что жилье вам нужно и важно.
  • Если жилье было отчуждено родственникам, выпишитесь из нее и не храните в ней вещи.
  • Все изменения в планировке жилья оформляйте документально, особенно если речь идет о переводе нежилых помещений в жилые.
  • Помощь супруга. Закон гласит, что совместно нажитое (и даже приобретенное раньше) имущество делится между супругами. Это может гарантировать сохранность половины жилья. Особо полезным будет брачный договор.

Если у вас есть вопросы по теме — юристы «Игумнов Групп» готовы поделиться советами. Мы также готовы защитить ваши интересы и помочь сохранить единственное жилье.

Информация в статье актуальна на дату публикации на нашем сайте igumnov.group.

  • Чтобы быть в курсе последних трендов по субсидиарке, банкротству и защите личных активов — приезжайте в гости.
  • __
  • Самарин Дмитрий
  • юрист “Игумнов групп”, спец по банкротствам юридических и физических лиц, юрист-технолог
  • Специализация: индивидуальное сопровождение процедур банкротства физических и юридических лиц; оспаривание сделок, организация торгов.

И на единственное жилье, и на земельный участок под ним можно обратить взыскание. по крайней мере, теперь это можно пробовать делать

9 янв 2016

Обратите внимание, материал старше 2-х лет. Актуальность выводов уточняйте у автора

Все меняется. И ранее казавшийся незыблемым постулат о невозможности обращения взыскании на единственное пригодное для постоянного проживания жилое помещение, а также на земельный участок, на котором расположено такое жилище (ст.446 ГК РФ), претерпел изменения.

Должнику было достаточно лишь упомянуть, что для него и членов его семьи это единственное жилище и суды по формальным признакам отказывали в обращении взыскания.

Но это, в свою очередь, порождало необоснованное ущемление прав взыскателя, например, когда должник прикрывался средневековым замком в собственности и десятками гектаров земли под ним, как единственным жильем.

Это было, как минимум, не справедливо.

14.05.2012 г.

Конституционный суд РФ в своем Постановлении № 11-П указал, что в случае отсутствия у должника иного имущества, за счет которого может быть исполнено решение суда о взыскании задолженности, взыскание может быть обращено на принадлежащее ему на праве собственности единственное жилое помещение в случае, когда количественные и качественные характеристики помещения позволяют осуществить такое взыскание при сохранении нормального (минимально необходимого) уровня жилищных условий для указанных лиц. А установленный ст.446 ГПК РФ имущественный (исполнительский) иммунитет распространяется только на жилые помещения должника, которые по своим объективным характеристикам (параметрам) является разумно достаточными для удовлетворения конституционно значимой потребности в жилище как необходимом средстве жизнеобеспечения.

17.11.2015 г. Верховный суд РФ в своем постановлении Пленума №50 пошел дальше. И в п.

62 разрешил обращать взыскание на земельные участки в той их части, в которой они явно превышают предельные минимальные размеры предоставления земельных участков для земель соответствующего целевого назначения и разрешённого использования, если их фактическое использование не связано с удовлетворением потребностей гражданина-должника и членов его семьи в обеспечении необходимого уровня существования при условии, что доходы должника явно несоразмерны с объёмом денежных требований, содержащихся в исполнительном документе, и не позволяют удовлетворить эти требования в разумный срок.

А вот со сложившимся правоприменением по данному вопросу не все так однозначно.

С одной стороны, Постановление КС РФ №11-П от 14.05.2012 г. послужило отправной точкой для появления судебной практики по обращению взыскания на жилое помещение (его часть)

Обзор ВС: когда судам не следует арестовывать имущество — новости Право.ру

ВС отмечает, что анализ судебной практики показывает, что суды при разрешении ходатайств следователя, дознавателя о наложении ареста на имущество обвиняемого по основаниям, предусмотренным ч. 1 ст. 115 УПК, в основном правильно применяют положения закона. Значительная часть ходатайств об аресте имущества  рассматривается по уголовным делам о коррупционных преступлениях. 

Чье имущество?

ВС напомнил, что по ч. 1 ст. 115 УПК арест может быть наложен только на имущество обвиняемого/подозреваемого, но суды должны проверять, действительно ли названное в ходатайствах имущество принадлежит этим лицам.

Только в случаях, когда из материалов дела с очевидностью следует, что имущество у третьих лиц фактически принадлежит обвиняемому или приобретено им на доходы, которые были получены от преступлений, суды могут обоснованно такое имущество арестовать.

В качестве примера приводится решение Пятигорского городского суда Ставропольского края от 28 ноября 2017 года. Тогда под арест попала гостиница. Она находилась в собственности у некого ООО, учредителями которого были близкие родственники обвиняемого по ч. 4 ст.

159 УК (мошенничество, совершенное организованной группой либо в особо крупном размере). Тогда суд установил, что гостиница была куплена на преступные доходы, а на третьих лиц оформлена, чтобы скрыть доходы. Арест суд наложил, чтобы обеспечить возмещение ущерба бюджету (около 82 млн руб.)

Фактор единственного жилья

Арест не может быть наложен на имущество, на которое по ГПК не может быть обращено взыскание (закреплено в ч. 4 ст. 115 УПК). Поэтому, решая вопросы об аресте, судья должен убедиться, что такое правило соблюдается. Например, если некоторое помещение является для обвиняемого и его семьи единственным пригодным для постоянного проживания местом, то арестовать его нельзя.

На основании именно этого обстоятельства Ломоносовский районный суд Архангельска 2 июня 2017 года отказал следователю в аресте квартиры Алексея Степанова*, которого обвиняли по ч. 6 ст. 290 УК (получение взятки в особо крупном размере).

Отказать в аресте суд может, когда из поданных в суд материалов нельзя понять, попадает ли имущество под то, на которое не может быть обращено взыскание. Белорецкий межрайонный суд Республики Башкортостан 22 октября 2018 года отказал в аресте имущества Сергея Иванова, так как из материалов не было понятно, является ли это жилье единственным пригодным для совместного проживания.

Эта же ч. 4 ст. 115 УПК является основанием для отмены ареста в апелляции, если суд первой инстанции не учел эту часть удовлетворении ходатайства.

Соразмерность имущественным взысканиям

ВС отметил, что стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа (он установлен санкцией статьи Особенной части УК). Другой вариант – стоимость имущества должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу. Поэтому суды могут наложить арест только на часть имущества.

Так, Майминский райсуд Республики Алтай 17 августа 2017 года отказал в аресте машины стоимостью в 1,7 млн руб., так как его владелец обвинялся по ч. 2 ст. 292 УК (служебный подлог), а штрафы по статье составляют 100 000–500 000 руб.

, кроме того, по ней нельзя применить конфискацию. Похожая ситуация была в Ленинском райсуде Чебоксар: дознавателю не удовлетворили ходатайство об аресте, так как сумма требований по гражданскому иску составляла 56 000 руб.

, а стоимость имущества – 250 000 руб. 

Вернуть ходатайство

ВС обратил внимание, что «качество материалов, представляемых в суд органами, осуществляющими предварительное расследование, не всегда отвечает предъявляемым требованиям». Судья должен выяснить (по ч. 1 и 2 ст.

165 УПК), подсудно ли ходатайство суду, находится ли уголовное дело в производстве следователя или дознавателя, который такое ходатайство подал, и содержит ли сам документ сведения, необходимые для ареста и другие материалы.

Если требования к ходатайствам и подсудности не выполняются, то суды возвращают их следователям и дознавателям.

12 апреля 2017 года судья Ухтинского городского суда Республики Коми вернул ходатайство о наложении ареста на имущество следователю, так как в предоставленных документах не было постановления о соединении уголовных дел и принятии следователем этого дела (после соединения) к производству. То есть суд не мог установить, подало ли ходатайство уполномоченное должностное лицо.

О целях наложения ареста

«Как правило, органы предварительного расследования в ходатайствах приводят сразу несколько целей для наложения ареста на имущество (например, для обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска, возможной конфискации имущества или других имущественных взысканий)», – рассказывается в обзоре. Суды в таких случаях в постановлении об аресте указывают, в каких именно целях налагается арест.

В Горно-Алтайском городском суде Республики Алтай 27 августа 2018 года судья арестовал автомобиль и земельный участок Зинаиды Сергеевой*, которую подозревали по ч. 3 ст. 160 УК (присвоение) на сумму 643 000 руб.

Читайте также:  Бюджетный кредит. условия предоставления, как получить

В постановлении было отмечено, что ходатайство было заявлено «в целях обеспечения исполнения приговора в части гражданского иска и взыскания штрафа». При этом санкция по статье составляет 100 000–500 000 руб.

, а иск заявлен на сумму 770 000 руб. 

Отсутствие информации о заявленном гражданском иске при этом не является основанием для отклонения ходатайства об аресте. Например, Курганский городской суд арестовал недвижимость, машину и деньги Ивана Купалы*, который нанес ущерб Фонду предпринимательства более чем на 16 млн руб. Размер имущественного вреда был подтвержден.

Фонд был признан потерпевшим, поэтому арест наложили, несмотря на то что гражданский иск заявлен еще не был. При этом суды могут правомерно ссылаться на ч. 2 ст.

44 УПК, согласно которой гражданский иск может быть предъявлен после возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия при разбирательстве уголовного дела в суде первой инстанции, а значит, и арест может быть наложен.

Обзор практики рассмотрения судами ходатайств о наложении ареста на имущество. 

* – имя и фамилия изменены редакцией.

Даже единственное жильё могут забрать за долги. Объясняем, в каких случаях

Закон гласит: нельзя забирать у должника его единственное жильё, в котором он проживает вместе со своими родственниками. Нужно гарантировать должнику и его семье условия, «необходимые для их нормального существования».

Но проблема в том, как закон трактуют судьи. Какой объём жилья нужно оставить должнику, чтобы он «нормально существовал»? А если должник по факту не проживает в своей квартире, а сдаёт её в аренду? А если у должника много квартир, то какую ему позволят оставить?

Если жилых метров много, судья оставит должнику самое дешёвое жильё.

Часто банкроты пытаются спасти кровно нажитые метры, быстро избавившись от жилья. Стратегия распространённая. К примеру, богатый гражданин имеет в собственности квартиры и дома. Он знает, что скоро придут всё отбирать, и в спешке раздаривает имущество детям или распродаёт его друзьям и партнёрам.

Есть три варианта развития событий:

  • Всю недвижимость вернут назад, если она продана неграмотно;
  • Вместо недвижимости с покупателей возьмут деньги (опять же когда продано всё было неграмотно);
  • Оспорить ничего не удастся: ни денег, ни квартир не вернуть. Последний случай — редкость.

Один челябинский бизнесмен решил пойти по первому сценарию. Он продал шесть квартир и элитный коттедж. Затем суд отменил все сделки и вернул в собственность бизнесмена одну из квартир и коттедж в Барвихе.

Тогда предприниматель потребовал оставить ему элитный коттедж в Барвихе как «единственное жильё». Но судьи решили, что «жить нужно скромнее», и отказались идти навстречу. В итоге дом продали с торгов.

Роскошная квартира — плохой вариант единственного жилья. Её часть могут кому-то продать либо обменять на вариант попроще

Сам по себе факт владения одной квартирой ещё не гарантия того, что у должника её не заберут. Тут есть два варианта.

Первый, самый простой: суд оценивает квартиру по стандартным критериям:

  • какая у неё площадь;
  • какой норматив площади на одного человека (или «жилищная норма учёта» по месту нахождения жилья).

С площадью квартиры всё понятно. Но с нормативами на одного человека сложнее: каждый город / посёлок устанавливает свои правила. Например, в Москве учётная норма жилья на человека составляет 10 кв. м, а в Санкт-Петербурге — 9 кв. м.

Так что, если у должника есть квартира 130 кв. м в Москве, где живут всего два человека, есть все шансы лишиться части квартиры. Взыскание обратят на долю, которая превышает минимально необходимую для «нормальной жизни».

Второй вариант зависит от находчивости кредиторов.

Очень любопытное дело было в Екатеринбурге. Гражданин банкрот владел двухуровневой пятикомнатной квартирой в центре города. Ему удалось сначала выиграть спор с кредиторами и заставить судью освободить квартиру от взыскания как единственное жильё.

Даже если нет ипотеки

Екатерина Мирошкина

экономист

Профиль автора

В 2021 году Конституционный суд совершил революцию в теме изъятия единственного жилья у должников. Теперь его все-таки можно забрать за долги, даже если это единственная квартира без ипотеки.

Пока это не изменения в законе, но суды уже начнут их использовать. Это значит, что за долги по расписке или перед банком можно остаться без единственного жилья. Это не значит, что жилье совсем заберут, а должник останется на улице, — но жилищные условия могут заметно ухудшиться. Исполнительский иммунитет, который еще месяц назад защищал дома и даже офисы, может больше не сработать.

Вот что сказал об этом Конституционный суд и кто рискует переехать против своей воли.

Курс для тех, кто много работает и устает. Цена открыта — назначаете ее сами Начать учиться

Банкротство — это процедура, которая позволяет списать долги. При условии, что управляющий нашел и изъял все имущество, которое подходит для взыскания. То есть что можно — забирают для расчета с кредиторами. А безнадежные долги списывают — с негативными последствиями для банкрота.

Если у вас или знакомых такая ситуация, теперь есть риски, что исполнительский иммунитет не спасет.

Все это указано в законе. Он действует и для банкротов — при долге по потребительскому кредиту или по расписке в размере 2 млн рублей можно жить в квартире за ту же сумму, но не отдавать ее.

Некоторые должники злоупотребляли такой защитой — иногда покупали на заемные деньги жилье, не возвращали долг и становились банкротами.

Даже если все понимали, что разумно было бы переехать в квартиру поменьше или в менее престижном районе, а разницу в стоимости отдать кредитору, исполнительский иммунитет позволял не делать этого.

Должник оставался при жилье, кредитор — без денег, а суды и приставы разводили руками: такой закон. Если жилье единственное, то будь оно сколько угодно большим и роскошным, изымать нельзя.

В законе не изменилось ничего. Законопроект, который широко обсуждался в 2017 году, так и остался в подвешенном состоянии — поговорили и отложили. Поправок по поводу замены роскошного единственного жилья на скромное в гражданском процессуальном кодексе все еще нет, а иммунитет формально работает.

Правами толковать закон в России наделен Конституционный суд. Он может находить нормы, которые нарушают чьи-то права или не соответствуют другим законам. И на основании этого дает разъяснения — дело пересмотрите, закон измените.

Законодатели могут довольно быстро отреагировать и уточнить нормы, а могут годами игнорировать эти указания. Так и случилось с изъятием единственного жилья — этот вопрос КС разбирал еще 2012 году.

И тогда же указал, что исполнительский иммунитет — это правильно. Но владеть домом площадью 320 квадратных метров и не отдавать долг в размере 3 млн рублей — не совсем честно.

Так что нужно защитить не только должников и их семьи, но и кредиторов, а статью 446 ГПК РФ — уточнить из-за имеющихся дефектов.

Вот только ничего с тех пор в законе не изменилось. Но тот же Конституционный суд рассмотрел очередное дело. Мужчина в 1999 году одолжил женщине 772 тысячи рублей, а должница годами не отдавала деньги.

Зато купила квартиру площадью 110 квадратных метров — причем уже после того, как было возбуждено исполнительное производство. С 1999 года долг ее вырос до 4,5 млн рублей, а должница стала банкротом.

Кредитор дошел до Конституционного суда. Потому что это как вообще — мне должны 4,5 млн рублей, при таком долге покупается квартира, но раз она единственная — я не могу получить свои деньги.

Почему бы должнице не сменить жилье на менее роскошное, а мне отдать разницу в счет долга. Если она сама не хочет — пусть ее обяжет суд. Но суды во всех инстанциях мужчине отказали — исполнительский иммунитет, извините.

Стоимость жилья не имеет значения: единственное — значит, защищено от взыскания.

У Конституционного суда, видимо, на этот раз терпение лопнуло. Он напомнил и про свои разъяснения 2012 года, когда постановил изменить закон для баланса интересов должников и кредиторов.

Но почти за 9 лет — заметили главные судьи страны — работы не продвинулись.

Это прямо так и назвали — «недопустимым законодательным бездействием», которое стало поводом для новой проверки конституционности статьи 446 ГПК.

Раз закон вы менять не хотите, будем уточнять нормы своими методами — говорят судьи в новом постановлении. И установили критерии, когда исполнительский иммунитет можно снять даже без изменений в ГПК РФ.

Конкретных норм, как в законопроекте, до сих пор нет. То есть нельзя сказать, что вот эта квартира в два раза больше нормы — поэтому на нее можно наложить взыскание, а вот на эту — нельзя, потому что это двушка для семьи из двух человек.

Очевидно, что работать эти разъяснения теперь точно будут. Не для всех должников и не в каждом деле, но теперь суды уже не смогут отфутболить кредиторов со ссылкой на безусловный иммунитет. Придется разбираться в каждой истории с наличием жилья и долга.

В первую очередь переехать в менее комфортное и более дешевое жилье рискуют должники-банкроты при злоупотреблениях. Но поменять единственный дом площадью 300 квадратных метров на двухкомнатную квартиру могут и без банкротства и злоупотреблений. Тут все на усмотрение конкретного суда с учетом условий, описанных в постановлении КС.

Например, должник забыл погасить 500 тысяч рублей долга. Но уже после просрочки купил квартиру за 4 млн рублей. И теперь живет там вместе с женой и ребенком. Площадь единственного жилья — 90 квадратных метров.

Норма предоставления в регионе — 18 квадратных метров на человека, то есть семье хватит 54 квадратных метров. Даже если поменять их жилье на квартиру площадью 75 квадратных метров, разницы хватит на полное погашение долга.

Суд может отдать трешку в центре кредитору при условии, что тот предоставит должнику трешку в другом районе того же города.

Но если у такого же должника квартира площадью 60 квадратных метров, то хоть это и больше нормы, все равно забрать ее из-за долга будет проблематично — слишком маленькая разница между рыночной ценой и суммой задолженности.

Скорее всего, взыскание будут обращать все-таки не на квартиры, а на роскошную недвижимость — вроде загородных домов с участками или квартир в элитных комплексах, где налицо злоупотребление правами должника. Потому что Конституционный суд хоть и одобрил снятие иммунитета, но сделал акцент на разумности таких мер. Все-таки это должна быть не мера устрашения, а обоснованный способ погасить долг.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector