Добросовестный покупатель земельного участка рф

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 305-ЭС17-13675 по делу № A41-103283-2015, согласно которому лицо может быть признано добросовестным приобретателем имущества при условии, если сделка, по которой он приобрел владение спорным имуществом, отвечает признакам действительной сделки во всем, за исключением того, что она совершена неправомочным отчуждателем.

Как следует из решения ВС, в 2010 г. Администрация заключила с ОАО договор аренды земельного участка сроком на 15 лет.

Впоследствии ОАО и Общество заключили соглашение о передаче последнему прав и обязанностей арендатора по договору аренды в пределах срока его действия.

Затем Общество заявило о намерениях построить на участке предприятие для переработки и хранения сельскохозяйственной продукции, что и было сделано после получения соответствующих разрешений.

Построив предприятие, Общество обратилось в Администрацию с заявлением о выкупе арендованного земельного участка, ссылаясь на нахождение на нем принадлежащих ему объектов недвижимости.

Администрация приняла постановление, в котором согласилась с требованиями Общества и заключила с ним договор купли-продажи участка.

Получив участок в собственность, Общество продало его и находящиеся на нем постройки Агросервису.

В дальнейшем проверкой Министерства имущественных отношений было выявлено существенное превышение площади проданного Обществу участка по отношению к площади здания, расположенного на нем на момент продажи.

В связи с этим Администрация обратилась в арбитражный суд с иском о признании недействительным договора купли-продажи участка, заключенного между Администрацией и Обществом, применении последствий данной сделки в виде признания недействительным договора купли-продажи между Обществом и Агросервисом о прекращении права собственности последнего на данный участок и исключении из ЕГРП соответствующей записи, а также об истребовании участка из чужого незаконного владения Агросервиса. В качестве основного довода истец указал, что земельный участок был предоставлен Обществу в собственность с нарушением законодательства.

Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что спорные договоры купли-продажи являются недействительными, однако не истребовал участок из владения Агросервиса, признав его добросовестным приобретателем по возмездной сделке, поскольку участок выбыл из владения собственника по воле Администрации, осуществляющей распоряжение им, и при ее активном участии.

Суд апелляционной инстанции согласился с выводом первой инстанции о ничтожности спорных договоров купли-продажи, но, сославшись на ст. 273, 301, 302 ГК РФ и ст. 36 и 11.

9 Земельного кодекса, все же истребовал спорный земельный участок из владения Агросервиса и обязал передать его Администрации, посчитав, что компания не может быть признана добросовестным приобретателем.

Эту позицию поддержал и суд округа.

Однако Судебная коллегия ВС РФ посчитала, что суд первой инстанции, признавая недействительным договор купли-продажи, заключенный Обществом и Агросервисом, а другие суды, отменяя решение суда первой инстанции в части отказа в иске Администрации об истребования спорного участка из владения Агросервиса и удовлетворяя данное требование Администрации, неправильно применили нормы материального права.

Суд сослался на п. 1 ст.

302 ГК РФ, которой установлено, что если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать, то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли.

Также ВС РФ сослался на позицию Европейского Суда по правам человека, согласно которой, если речь идет об общем интересе, публичным властям надлежит действовать своевременно, надлежащим образом и максимально последовательно.

ЕСПЧ также указывал, что ошибки или просчеты государственных органов должны служить выгоде заинтересованных лиц, особенно при отсутствии иных конфликтующих интересов; риск любой ошибки, допущенной государственным органом, должно нести государство, и ошибки не должны устраняться за счет заинтересованного лица.

Верховный Суд также указал, что у апелляционного и кассационного судов не было оснований для опровержения вывода первой инстанции о признании Агросервиса добросовестным приобретателем, со ссылкой на то, что он должен был предположить незаконность сделки по предоставлению участка в собственность Общества ввиду существенного превышения площади участка по отношению к размерам расположенных на нем объектов недвижимости. «Нарушение предусмотренного ранее действовавшими ст. 33 и 36 ЗК РФ порядка предоставления земельного участка в собственность Общества является основанием для признания договора недействительным, но не может быть в данном деле критерием для оценки добросовестности последнего приобретателя участка», – указал ВС.

Также Суд отметил, что истребование в пользу Администрации у Агросервиса земельного участка, на котором расположены законно приобретенные им объекты недвижимости, противоречит закрепленному в подп. 5 п. 1 ст. 1 ЗК РФ принципу единства судьбы земельных участков и прочно связанных с ними объектов.

«Поскольку надлежащим способом защиты интересов собственника является виндикационный иск, предъявляемый к последнему приобретателю имущества, и в данном деле спор о праве собственности на участок между Администрацией и Агросервисом подлежал рассмотрению только путем предъявления виндикационного иска, в удовлетворении которого суд первой инстанции правильно отказал, у судов не имелось правовых оснований для удовлетворения требования Администрации о признании недействительным договора купли-продажи, заключенного Обществом и Агросервисом», – заключил Верховный Суд.

Руководитель Экспертно-аналитического центра юридической компании LDD Андрей Руднев считает, что в данном случае позиция Судебной коллегии обоснованна и соответствует ГК РФ, Постановлению Пленума ВС РФ и ВАС РФ от 20 апреля 2010 г. № 10/22, Постановлению КС РФ от 22 июня 2017 года № 16-П, которыми признано, что добросовестным приобретателем недвижимого имущества, право на которое подлежит государственной регистрации, является приобретатель.

«Если только из установленных судом обстоятельств дела с очевидностью не следует, что это лицо знало об отсутствии у отчуждателя права распоряжаться данным имуществом или не проявило должной разумной осторожности и осмотрительности, при которых могло узнать об отсутствии у отчуждателя такого права. Эти положения относятся к недвижимому имуществу, собственником которого могут быть физические и юридические лица, в том числе государственные и муниципальные органы», – прокомментировал Андрей Руднев.

Эксперт считает, что данное определение интересно и тем, что ВС РФ подтвердил позицию Европейского Суда по правам человека. «Это дает возможность при определенных случаях ссылаться одновременно на позиции Судебной коллегии Верховного Суда РФ и ЕСПЧ», – отметил он.

Адвокат АБ «Яблоков и партнеры» Александр Тамодлин сообщил, что практика обращения в суд по вопросам недействительности сделок и истребования из чужого незаконного владения встречается достаточно часто. При этом эксперт отметил, что применение этих правовых институтов оставляет желать лучшего как со стороны заявителей, так и со стороны судов.

«Зачастую не спасает даже наличие руководящего Постановления Пленума № 10/22, в котором, казалось бы, эти вопросы “разобраны по косточкам”. Тем отраднее, что в данном деле фундаментально правильное решение было вынесено судом первой инстанции», – оценил эксперт.

Александр Тамодлин считает, что это определение находится в фарватере ранее сформированной позиции, но представляет определенный интерес: «На конкретном примере фактически сформулирована позиция относительно отсутствия у последнего приобретателя обязанности предполагать возможную незаконность при переходе права от государства или муниципалитета к первому частному собственнику. Кроме того, в мотивировочной части определения коллегия, полагаю, не просто ради красного словца сослалась на положения ч. 2. ст. 167 ГК РФ об обязанности стороны возместить стоимость полученного по недействительной сделке при невозможности вернуть в натуре. Возможно, это завуалированное указание на надлежащий способ защиты нарушенного права в ситуации, когда имущество не может быть истребовано у добросовестного приобретателя».

Конституционный суд расширил понимание добросовестности для приобретательной давности // Поддержав подход Верховного суда

Сегодня Конституционный суд (КС) опубликовал важное постановление № 48-П о приобретательной давности. В нем он фактически подтверждает широкий подход гражданской коллегии Верховного суда (ВС) к добросовестности давностного владельца.

По нему добросовестным будет тот, кто получил вещь от собственника на основании договора, однако сам так и не стал собственником (например, потому что переход права не был зарегистрирован).

Эта концепция облегчает доказывание добросовестности и, вероятно, позволит чаще применять приобретательную давность. Однако сделано это, не мой взгляд, за счет снижения определенности относительно того, кого именно можно считать добросовестным.

И в итоге все может обернуться тем, что суды станут применять приобретательную давность еще более ограничительно, чем сейчас.

Обстоятельства дела

В КС обратился Виктор Волков. Он приобрел участок с гаражом. Продавец обладал участком на праве пожизненного наследуемого владения. Письменный договор, судя по всему, не сохранился, так как его существование подтверждается только распиской в получении денег. Переход права зарегистрирован не был.

Суды отказались признавать за Виктором Волковым право собственности в силу приобретательной давности. Главное основание для отказа заключалось в том, что он недобросовестен, так не мог не знать, что не приобрел право собственности на спорный участок.

Они сослались на п.

15 постановления Пленумов Верховного и Высшего арбитражного судов № 10/22, называющий добросовестным того, кто, получая владение, не знал и не должен был знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности.

Что сказал Конституционный суд

КС признал такой подход чересчур формальным и не отвечающим целям приобретательной давности, которые заключаются в возврате имущества в гражданский оборот.

В постановлении КС сделан вывод, что если владелец участка приобрел его по сделке с прежним правообладателем, которая не привела к переходу права, и собственник не проявлял «намерения осуществлять власть» над участком, то «совершение такой сделки… само по себе» не может основанием для признания владельца недобросовестным.

Таков выявленный конституционно-правовой смысл ст. 234 ГК, и применять правила о приобретательной давности (ст. 234 ГК) следует впредь с учетом этого разъяснения.

Читайте также:  Учет спецоснастки в бухгалтерском учете

Как видно, КС сформулировал резолютивную часть достаточно аккуратно. Он ответил на вопрос, можно ли определенные обстоятельства считать основанием для вывода о недобросовестности владельца.

Кажется поэтому, что сфера применения правовой позиции КС достаточно узка. Но было бы заблуждением считать так, ведь чтобы прийти к своему выводу КС пришлось в целом широко интерпретировать добросовестность, опираясь на несколько важных тезисов о задачах приобретательной давности. Разберу их по очереди и прокомментирую.

Приобретательная давность защищает публично-правовые интересы

По мнению КС, приобретательная давность направлена на защиту «не только частных интересов собственника и владельца имущества, но и публично-правовых интересов, как то: достижение правовой определенности, возвращение имущества в гражданский оборот, реализация фискальных целей». В этом она отличается от защиты добросовестного приобретателя по ст. 302 ГК, которая «направлена на разрешение спора собственника и добросовестного приобретателя» (т.е., видимо, на защиту исключительно (?) частных интересов).

Такое понимание приобретательной давности, судя по всему (КС прямо это не говорит), должно оправдывать ее широкое применение.

Мне этот подход кажется сомнительным. Нельзя сказать, что в ситуации, рассмотренной КС, существовала правовая неопределенность. Напротив, все было достаточно ясно: собственником вещи был муниципалитет. Это же будет справедливым для всех ситуаций, когда известно, кому принадлежит вещь, находящаяся в давностном владении.

Еще сомнительнее тезис о защите с помощью приобретательной давности фискальных интересов. Если известен действующий собственник, то бюджет никак не пострадает, ведь платить налоги должен он. Ну а если этот собственник — публичное образование (как в этом деле), то применение против него приобретательной давности не защищает фискальные интересы, а, напротив, угрожает им!

Остается только мотив возврата имущества в гражданский оборот. Проблема «выпадения» имущества из оборота в России связана с коротким сроком исковой давности.

Из-за ее истечения собственник довольно скоро, до истечения срока приобретательной давности, утрачивает возможность вернуть вещь. Но в таком случае есть два выхода: увеличить срок исковой давности или позволить владельцу стать собственником. КС выбрал второй вариант.

Остается неясным, почему он является  более верным с точки зрения Конституции и защиты публичных интересов.

В общем, объяснить широкое применение приобретательной давности публичными интересами довольно сложно, если истинный собственник имущества известен.

Добросовестность при давностном владении шире, чем добросовестность при виндикации

Это различие КС объясняет двумя соображениями. Первое связано как раз с тем, что приобретательная давность защищает публичные интересы, а виндикация — только частные (что само по себе сомнительно, но не буду здесь на этом останавливаться). Второе соображение связано с элементом срока.

Статья 302 ГК говорит о защите добросовестного приобретателя. Здесь, по определению, добросовестность должна устанавливаться в момент приобретения. Давностное владение — это длящееся состояние, при котором собственник пассивен, а потому к добросовестности следует подходить более гибко.

Отсюда следует, что добросовестность может пониматься не только как незнание об отсутствии права у отчуждателя, что следует из ст. 302 ГК, но и как поведение владельца в течение давностного срока.

Опасность этого тезиса я вижу в том, что он позволяет заменить достаточно определенное понятие добросовестности менее определенным, при этом нарушая содержательную связь между двумя нормами закона (ст. 302 и 234 ГК). Более того, этот тезис создает риск ограничительного применения правил о приобретательной давности.

Остановлюсь на этих вопросах чуть подробнее.

Почему выявление добросовестности через поведение владельца мне кажется неопределенным? Ответ достаточно прост: потому что нет ясных критериев такого поведения. Сам КС не пытается их толком сформулировать (об этом чуть ниже).

По сути, в резолютивной части он дает только отрицательный ответ, говоря, какие обстоятельства не свидетельствуют о недобросовестности. Отрицательные характеристики не могут определять понятие. В итоге получится, что каждый будет понимать добросовестность по-своему.

Владельцы будут идти в суд, надеясь, что получат право собственности по давности владения. Судьи будут руководствоваться какими-то своими критериями. Споры будут продолжаться до бесконечности, и, похоже, Верховному и Конституционному судам придется еще не раз отвечать на обращения истцов, которым отказали в применении ст. 234 ГК.

По сути, этим разъяснением КС как раз подорвал ту ценность, о которой он не раз говорил в постановлении, — правовую определенность.

Почему позиция КС может вопреки ожиданиям сузить сферу применения приобретательной давности? Все дело в том, что она покоится на одной достаточно опасной посылке: для определения добросовестности можно учитывать поведение владельца после того, как он получил контроль над вещью.

Истории права известны случаи, когда применялся такой подход. Делалось это для того, чтобы признать недобросовестным владельца, который при получении владения был добросовестным, так как не знал, что не стал собственником, но узнал об этом впоследствии.

«Последующая недобросовестность имеет значение» — так кратко формулировался этот принцип.

Этой проблемы позволял избежать подход, заложенный в Постановлении № 10/22, приравнивающий добросовестность для защиты от виндикации и добросовестность для приобретательной давности. Таким образом, он гарантировал, что требование добросовестности не будет применяться слишком широко, и при этом не нарушал связь между ст. 302 и 234 ГК.

(Кстати, в постановлении КС встречается фраза «требование о добросовестном заблуждении [владельца о наличии у него права собственности. — Прим.

мое] в течение всего срока владения без какого-либо разумного объяснения препятствует возвращению вещи в гражданский оборот».

Здесь можно отметить, что такого требования в Постановлении № 10/22 нет: оно говорит о заблуждении лишь в момент приобретения. Последующая недобросовестность не имеет значения. Поэтому опасения КС в этом отношении напрасны.)

Добросовестность для приобретательной давности — это забота об имуществе и ненарушение прав иных лиц

В резолютивной части постановления КС говорит лишь о фактах, которые не могут быть основанием для вывода о недобросовестности. Это опасный подход, так как он не дает положительных ориентиров для практики.

Судам говорят: если владелец знает о том, что не стал собственником по сделке, то это не повод считать его недобросовестным.

Означает ли это, что его можно считать добросовестным? Тоже нет! Так кого считать в таком случае добросовестным? Некоторые подсказки можно найти в мотивировочной части постановления КС.

КС с одобрением ссылается на ряд определений гражданской коллегии ВС, в которых добросовестными признаются владельцы, длительное время обладающие вещью, заботящиеся о ней, несущие на нее расходы и не нарушающие при этом ничьих прав. Видимо, они должны наполнять новую добросовестность некоторым содержанием, очерчивая ее границы. Присмотримся к этим критериям внимательнее.

Имеет ли значение длительность обладания вещью? Если да, то добросовестным владелец становится не сразу, а через некоторое (длительное!) время.

Тогда и срок давностного владения начинает течь не сразу, а только после истечения этого времени. Только непонятно, после какого. Такая интерпретация слишком неопределенна и потому не может быть принята.

Поэтому остается признать, что под «длительным владением» КС понимает просто истечение срока давностного владения.

Важна ли забота о вещи? Очевидно, да. Но совсем не очевидно, что под ней понимать. Кто-то скажет, что это постоянный ремонт, улучшение имущества. Кто-то — просто проживание в нем и «тушение пожара» по мере необходимости (протекла крыша — отремонтируй). Ну и мало кто согласится с тем, что простое проживание в доме должно признаваться заботой о нем.

Предугадать вывод судов сложно. Мы оказываемся в ситуации неопределенности. И совсем непонятно, почему мы будем «наказывать» непризнанием права собственности того, кто живет в доме, не проявляя заботы о нем.

Он явно заинтересован в использовании имущества больше, чем собственник! Нет ли здесь нарушения публичных интересов, о которых должна заботиться приобретательная давность?

Но главное — а не стоит ли применить этот критерий заботы и к тем добросовестным владельцам, которые не знали, что собственниками не являются, т.е.

к тем, кто был субъективно добросовестным при получении имущества? Уверен, что многие судьи не устоят перед таким соблазном, особенно если речь будет идти о публичной собственности.

Вполне вероятно, что забота будет интерпретирована ими как существенные вложения в имущество и, таким образом, публичная собственность будет защищена от перехода в частные руки.

Остается последний, отрицательный, критерий — отсутствие нарушения чужих прав. Он в постановлении проиллюстрирован обстоятельствами из дела заявителя.

Муниципальное образование не зарегистрировало свое право собственности, уклонилось от участия в деле, не заявляло иска о признании права собственности.

«Исходя из этого владение [Виктором Волковым] земельным участком не может рассматриваться как нарушающее права муниципального образования», — резюмирует КС.

Я вижу две проблемы в таком рассуждении.

Во-первых, оно сужает понимание неправомерных действий. Вполне естественным мне кажется считать неправомерным любое использование чужого имущества без согласия его собственника. С точки зрения КС, это не так. Мои действия не будут нарушать право собственника, если он в течение какого-то времени не протестует против них. В течение какого времени — это неясно.

Возможно, в течение срока исковой давности? Но как тогда быть, если собственник заявил иск, а ответчик на исковую давность не ссылается? Может ли суд отказать в иске, посчитав, что ответчик не нарушал право собственника, потому что последний долго не проявлял интереса к имуществу? Нет нарушения права, нет и права на иск! А как быть с негаторным иском, для которого нет исковой давности?

Во-вторых, получается, вывод о добросовестности давностного владельца будет зависеть не только от его действий, но и от действий собственника недвижимости.

Ведь если собственник проявляет какой-то интерес к своему имуществу, например зарегистрировал право на него по истечении исковой давности, то владелец будет нарушать его право, а потому не должен считаться добросовестным.

Учет поведения собственника после утраты им владения, на мой взгляд, противоречит самой идее приобретательной давности как способа приобретения права собственности, основанного на факте длительного владения, т.е. на действиях приобретателя.

Читайте также:  Опись автомобиля судебными приставами заберут или нет

Как можно было бы поступить Конституционному суду

Вместо расширения понятия добросовестности КС мог сделать то, с чем согласилось бы большинство комментаторов: признать ст.

234 ГК неконституционной в той мере, в которой она не позволяет стать собственником недобросовестному владельцу, каковым и был Виктор Волков.

Такая позиция КС вынудила бы внести, наконец, в эту статью поправки, допускающие недобросовестное давностное владение. Этим бы КС сослужил бОльшую службу правовой определенности, о ценности которой он несколько раз высказывался в постановлении.

Еще один вариант предлагал Константин Скловский в своей статье: дать такому владельцу по сделке иск о признании за ним права, конвалидирующий недостатки формы сделки. Об этом он писал в своей статье, размещенной на Закон.ру.

Какие тезисы из мотивировочной части постановления надо поддержать

Этот пункт очень важен, так как тезисы могут ускользнуть от внимания судов. Поэтому считаю необходимым их выделить.

1. Если собственнику отказали в иске по ст. 302 ГК, то добросовестный приобретатель становится собственником. Причем, неважно, идет ли речь о недвижимом или движимом имуществе. Эта позиция уже есть в Постановлении № 10/22, но важно, что она прозвучала и от КС.

2. Презумпция государственной собственности на землю не означает недобросовестности всех владельцев публичных участков.

КС обосновывает эту идею через равенство публичных и частных субъектов гражданского права.

Если мы допускаем приобретение по давности участков, от которых фактически отказался частный собственник, то так же следует поступать и в отношении участков, принадлежащих публичным образованиям.

Актуально ли постановление Конституционного суда сейчас

КС высказал свою позицию в отношении приобретательной давности, которая истекла до начала этого года. Он подчеркивает в постановлении, что законодательство не содержит определения добросовестности для приобретательной давности. В этом году такое определение появилось в п. 6 ст. 8.1 ГК:

«Приобретатель недвижимого имущества, полагавшийся при его приобретении на данные государственного реестра, признается добросовестным (статьи 234 и 302), пока в судебном порядке не доказано, что он знал или должен был знать об отсутствии права на отчуждение этого имущества у лица, от которого ему перешли права на него».

В связи с этим между Романом Бевзенко и Андреем Рыбаловым уже возник спор о том, применима ли новая позиция КС к давностному владению, которое продолжается после начала 2020 года? Андрей Рыбалов считает, что п. 6 ст. 8.1 ГК говорит только о частной ситуации и не исключает иное понимание добросовестности в других случаях (см. здесь).

Соглашусь с тем, что такое толкование возможно. Другой вопрос, является ли оно правильным? По уже изложенным причинам я в этом сомневаюсь. Думаю, что вернее было бы признать остальных владельцев недобросовестными и дать им возможность стать собственниками в силу приобретательной давности.

Что такое презумпция добросовестного приобретателя?

С 1 января 2020 года вступил в силу новый закон, который фактически закрепляет «презумпцию добросовестного приобретателя» и предусматривает полноценный механизм защиты его права собственности.

Помимо этого в сфере недвижимости ряд законодательных новелл вступили в законную силу в конце 2019 года и поэтому сейчас уже можно поговорить о том, насколько активно они претворяются в жизнь.

Поэтому гостем нашей редакции сегодня стала заместитель руководителя Управления Росреестра по Алтайскому краю Елена Бандурова. 

— Елена Владимировна, давайте обо всем по порядку, кто такой «добросовестный приобретатель» недвижимости? Можно сказать, что это просто рядовой гражданин, который собирается купить недвижимость?

Ответ:

— Да, действительно это гражданин, который приобретает недвижимость, но с одной поправкой – этот человек подходит к решению квартирного вопроса серьезно и накануне сделки запрашивает данные из ЕГРН (единого государственного реестра недвижимости), не полагаясь только на аргументы

и факты продавца и его представителя. Если человек сделал все правильно и при покупке недвижимости полагался на сведения из ЕГРН, он приобретает статус добросовестного приобретателя.

— Если покупатель получил выписку из ЕГРН и уверен в том, что квартирой больше никто не владеет кроме продавца, как же в этой ситуации сделка может быть признана незаконной? Иными словами, что может пойти не так для потенциального собственника?  

Ответ:

—  Приобретая жилое помещение, например, квартиру, понимая, что заключаем договор с ее правообладателем, мы не можем знать каких-то «подводных камней».

И в последствие, через какое-то время скажем выяснится, что продавец не мог полноценно распоряжаться этим объектом или по нему был спор или иные лица имели право на него претендовать.

И затем в суде правообладатель, чьи права были ущемлены, но об этом не знал покупатель, оспаривает сделку. Конечно, суд он выигрывает. Получается добросовестный приобретатель остается и без денег,

и без жилья. Как раз в таких случаях государство выступает гарантом, обеспечивая таких граждан компенсацией. Но при условии, что «добросовестный приобретатель» полагался на сведения Росреестра об объекте недвижимости.

  • — Где и как можно получить выписку из единого государственного реестра недвижимости?  
  • — Ответ:

— Это можно сделать в МФЦ или используя электронные сервисы Управления Росреестра. В выписке из ЕГРН будут отражены все ограничения и обременения на указанный объект недвижимости и другие сведения. 

— Допустим «добросовестный приобретатель» полагался на выписку из ЕГРН, но случилось так, что на купленную им квартиру кто-то заявил свои права и абсолютно законно. Тогда «добросовестный приобретатель» остается без денег и без квартиры?

Ответ:

— Конечно, нет, поскольку государство выступает гарантом, в этом случае «добросовестный приобретатель» обращается с иском в суд о возможности получения компенсации в размере рыночной или кадастровой стоимости объекта недвижимости. Но при этом важно отметить, что «добросовестный приобретатель» может претендовать на компенсацию от государства в том случае, если такую выплату он не получал ранее или получал частично.

— Если квартира была куплена два или пять лет назад, а неприятность со скрытым владельцем случилась сейчас, можно претендовать на получение компенсации?

Ответ:

— Да. Здесь закон предусмотрел обратную силу, то есть гражданин, купивший недвижимость, если такая сделка была заключена и оспорена в суде до вступления в силу соответствующих изменений в законодательстве, «добросовестный приобретатель» в течение трех лет с даты вступления изменений в силу (01.01.2020) имеет право подать иск о получении компенсации. 

— С приобретением жилья на вторичном рынке мы разобрались, расскажите, как активно работает закон реализации квартир на первичном рынке с применением счетов эскроу? 

Ответ:

— С момента вступления в силу закона об обязательном применении счетов-эскроу, то есть с июля 2019 года и по сегодняшний день в Барнауле зарегистрировано 224 договора долевого участия с применением счетов-эскроу 52 из них в январе 2020 года.

Постепенно рынок трансформируется и уже шесть строительных организаций работают в новом формате, возводя 12 многоэтажных жилых домов, используя систему проектного финансирования.

Количество договоров долевого участия снизилось в сравнении с аналогичным периодом прошлого года примерно на 30%, но это можно отнести к особенностям переходного периода. 

— И в заключении вопрос о вступлении в силу результатов новой кадастровой стоимости. Окончательная стоимость уже имеется, где можно с ней ознакомиться?

Данные результаты утверждены приказом Управления имущественных отношений Алтайского края от 11.10.2019 № 97 «Об утверждении результатов определения кадастровой стоимости объектов недвижимости на территории Алтайского края».

Приказ опубликован на сайте «Официальный интернет-портал правовой информации» (http://pravo.gov.ru), а также на сайте Управления имущественных отношений Алтайского края (http://www.altairegion-im.ru) в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет».

В настоящее время в Единый государственный реестр недвижимости внесена утвержденная приказом № 97 кадастровая стоимость 156 тыс. земельных участков из земель сельскохозяйственного назначения, 19 тыс. земельных участков из земель промышленности и иного специального назначения, а также 1505 тыс. объектов недвижимости — объекты капитального строительства.

О продаже земли по поддельным документам: защита прав собственника и добросовестного приобретателя

В последние годы земельный участок продолжает оставаться привлекательным инвестиционным объектом, поэтому неудивительно, что сделки с земельными участками привлекают мошенников не меньше, чем сделки с домами и квартирами.

Так, например, в настоящее время Главным управлением МВД России по Краснодарскому краю возбуждены и расследуются пять уголовных дел в отношении жителей города Сочи, которых подозревают в серии мошенничеств с земельными участками. В период с 2007 по 2009 гг.

подозреваемыми были сфабрикованы правоустанавливающие документы на шесть участков в Лазаревском районе г. Сочи общей площадью более 3,3 тыс. кв. метров. В дальнейшем эти данные были включены в список земель садового товарищества и вшиты в архивные документы в качестве приложений от 1993 и 1994 гг.

Как считает следствие, сделать это подозреваемым помогла 70-летняя начальница архивного отдела администрации Лазаревского района г. Сочи. После получения из архива заведомо ложных копий постановлений главы администрации района была произведена регистрация участков в ФРС.

В результате мошеннических действий ущерб государству составил более 20 млн рублей.

Как правило, конечной целью мошеннических схем является не столько получение права собственности на земельные участки по поддельным правоустанавливающим документам, сколько получение прибыли от последующей продажи таких земельных участков.

Так, в Сосновском районе Челябинской области по поддельным документам было продано около 200 земельных участков. Они оформлялись на лиц, которые за небольшую сумму могли одолжить свой паспорт и подписать генеральную доверенность.

Имея на руках доверенность и поддельный государственный акт на земельный участок, оформленный на псевдособственника, некое лицо при участии сотрудников Росреестра регистрировало право собственности, а затем продавало участок. Сумма ущерба от указанных сделок предварительно составила 100–150 млн рублей.

Потерпевших возмущает тот факт, что уголовное дело по статье 159 УК РФ «Мошенничество» было возбуждено в апреле 2010 года, при этом Росреестр продолжал регистрировать сомнительные сделки.

Случаи подделки документов при совершении сделок с земельными участками далеко не редкость. К сожалению, зачастую факты подделки выявляются уже после того, как участок продан мошенниками, и права на него одновременно заявляют и настоящий собственник, и покупатель земельного участка.

Читайте также:  Вакцинация работников предприятия. отказ, учет

Не рассматривая в рамках данной статьи уголовную составляющую, с правовой точки зрения такую ситуацию можно охарактеризовать следующим образом.

Во-первых, поскольку право собственности продавца земельного участка основано на поддельных правоустанавливающих документах, то сделка в силу статей 166–168 Гражданского кодекса РФ является недействительной (ничтожной) с момента ее совершения и не порождает никаких правовых последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью. Во-вторых, в результате такой сделки надлежащий собственник участка, имея на него законное право собственности, утрачивает права владения и пользования. В свою очередь покупатель земельного участка, получив этот участок в фактическое владение за определенную плату, не приобретает на него законного права собственности и несет риски истребования земельного участка его собственником. При таких обстоятельствах очевидно, что вопрос защиты прав актуален как для собственника, так и для приобретателя земельного участка.

Как защитить свое право на земельный участок собственнику

Земельный участок, как и любое другое имущество, может находиться в собственности граждан и юридических лиц, а также Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований. Права всех собственников подлежат судебной защите равным образом.

Собственник земельного участка, полагая, что его право собственности нарушено в результате совершения помимо его воли сделки купли-продажи участка, имеет возможность обратиться в суд как с иском о применении последствий недействительности ничтожной сделки в форме возврата переданного покупателю имущества (статьи 166–168 ГК РФ), так и с иском об истребовании имущества из чужого незаконного владения (статьи 301–302 ГК РФ). Как указывает Конституционный Суд РФ в пункте 3 Постановления от 21.04.2003№ 6-П, Гражданский кодекс Российской Федерации не ограничивает гражданина в выборе способа защиты нарушенного права и не ставит использование общих гражданско-правовых способов защиты в зависимость от наличия специальных вещно-правовых способов; граждане и юридические лица в силу статьи 9 ГК Российской Федерации вправе осуществить этот выбор по своему усмотрению.

Тем не менее при выборе способа защиты необходимо учитывать пункт 35 совместного Постановления Пленума Верховного суда РФ и Пленума Арбитражного суда РФ от 29.04.

2010 № 10/22: «Если имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться с иском об истребовании имущества из незаконного владения приобретателя (статьи 301, 302 ГК РФ).

Когда в такой ситуации предъявлен иск о признании недействительными сделок по отчуждению имущества, суду при рассмотрении дела следует иметь в виду правила, установленные статьями 301, 302 ГК РФ».

Ранее аналогичную позицию высказывал и Конституционный Суд РФ в Постановлении от 21.04.

2003 № 6-П: «Когда по возмездному договору имущество приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе обратиться в суд в порядке статьи 302 ГК Российской Федерации с иском об истребовании имущества из незаконного владения лица, приобретшего это имущество (виндикационный иск). Если же в такой ситуации собственником заявлен иск о признании сделки купли-продажи недействительной и о применении последствий ее недействительности в форме возврата переданного покупателю имущества и при разрешении данного спора судом будет установлено, что покупатель является добросовестным приобретателем, в удовлетворении исковых требований в порядке статьи 167 ГК Российской Федерации должно быть отказано».

Таким образом, поскольку при предъявлении иска о применении последствий недействительности ничтожной сделки надлежащему собственнику земельного участка не удастся избежать рассмотрения вопроса о добросовестности его приобретателя, собственнику целесообразно сразу заявлять иск об истребовании имущества из чужого незаконного владения. Тем более что и срок исковой давности по виндикационному иску и по иску о применении последствий недействительности сделки в настоящее время одинаков и составляет три года.

Вместе с тем необходимо отметить, что суд не вправе отказать в принятии искового заявления, возвратить его или оставить без движения, если на стадии принятия искового заявления придет к выводу, что способ защиты нарушенного права в данном конкретном случае выбран неверно.

Как указано в Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного суда от 29.04.

2010 № 10/22, ссылка истца в исковом заявлении на не подлежащие применению, по мнению суда, в данном деле нормы права сама по себе не является основанием для отказа в удовлетворении заявленного требования.

При предъявлении иска об истребовании земельного участка из незаконного владения собственнику необходимо иметь в виду, что ответчиком по делу может быть только лицо, фактически незаконно владеющее его земельным участком.

То есть если в ходе судебного разбирательства будет установлено, что земельный участок перешел к покупателю только «на бумаге», а фактически им продолжает пользоваться сам собственник, то в иске будет отказано.

При таких обстоятельствах собственнику, для того чтобы признать недействительным зарегистрированное право собственности покупателя, необходимо заявлять иск о признании недействительной сделки купли-продажи земельного участка и применении последствий ее недействительности.

Если во время судебного разбирательства земельный участок будет продан либо передан во владение другому лицу, то суд должен произвести замену ненадлежащего ответчика надлежащим в порядке, установленном частью 1 статьи 41 ГПК РФ или частями 1, 2 статьи 47 АПК РФ.

Во избежание подобных ситуаций истцу (то есть собственнику земельного участка) одновременно с подачей иска в суд необходимо заявить ходатайство о принятии обеспечительных мер.

В частности, запретить ответчику распоряжаться и/или пользоваться спорным имуществом (арест), запретить государственному регистратору изменять запись в ЕГРП о праве на это имущество, передать спорное имущество на хранение другому лицу в соответствии с пунктом 2 статьи 926 ГК РФ (судебный секвестр). Если иск будет удовлетворен, целесообразно заявить суду о принятии аналогичных мер по обеспечению исполнения решения.

  • Как следует из положений статей 301 и 302 ГК РФ, собственник вправе истребовать имущество из чужого незаконного владения, но истребовать имущество у его добросовестного приобретателя (то есть лица, которое возмездно приобрело это имущество у неуправомоченного собственника, о чем не знало и не должно было знать) собственник вправе только в случае, когда имущество выбыло из владения собственника помимо его воли.
  • Резюмируя вышесказанное, истцу (собственнику земельного участка) для защиты своего права собственности и истребования земельного участка из чужого незаконного владения необходимо доказать суду следующие факты:
  • — Свое право собственности на земельный участок.

Доказательством права собственности на недвижимое имущество является выписка из ЕГРП. При отсутствии государственной регистрации право собственности доказывается с помощью любых предусмотренных процессуальным законодательством доказательств, подтверждающих возникновение этого права у истца.

— Факт выбытия земельного участка из владения собственника или владения лица, которому участок был передан собственником на законных основаниях (например, по договору аренды).

— Факт выбытия земельного участка из владения собственника помимо его воли. 

Как указано в Постановлении Пленумов Верховного Суда и Высшего Арбитражного суда от 22.04.2010 № 10/22, «недействительность сделки, во исполнение которой передано имущество, не свидетельствует сама по себе о его выбытии из владения передавшего это имущество лица помимо его воли. Судам необходимо устанавливать, была ли воля собственника на передачу владения иному лицу».

Как защитить свое право на земельный участок покупателю

Для защиты своих прав на приобретенный земельный участок покупателю необходимо доказать, что он является добросовестным приобретателем, то есть лицом, которое возмездно приобрело имущество у другого лица, не имеющего права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (пункт 1 статьи 302 ГК РФ).

При этом в соответствии с пунктом 2 статьи 223 ГК РФ недвижимое имущество признается принадлежащим добросовестному приобретателю на праве собственности с момента государственной регистрации его права в ЕГРП, за исключением предусмотренных статьей 302 ГК РФ случаев, когда собственник вправе истребовать такое имущество от добросовестного приобретателя. При этом право собственности возникает у добросовестного приобретателя не только в том случае, когда вступило в законную силу решение суда об отказе в удовлетворении иска об истребовании имущества из чужого незаконного владения, но и тогда, когда прежний собственник в суд не обращался и основания для удовлетворения такого иска отсутствуют.

Единственно возможным случаем, когда собственник вправе истребовать у добросовестного приобретателя имущество, приобретенное последним по возмездной сделке, является случай выбытия имущества из владения собственника помимо его воли — когда имущество утеряно собственником или лицом, которому оно было передано во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли (пункт 1 статьи 302 ГК РФ).

Очевидно, что в случае, когда земельный участок продается по поддельным документам, воля собственника на продажу участка, скорее всего, отсутствует.

В этом случае иск собственника об истребовании земельного участка из незаконного владения должен быть удовлетворен судом независимо от того, является ли покупатель добросовестным приобретателем.

Соответствующее решение было принято, например, Президиумом Московского областного суда от 15.12.2010 № 415 по делу № 4г-161/10.

Судом было установлено, что сделка со спорным участком оформлена от имени истца по поддельным документам; таким образом, спорный участок выбыл из владения истца помимо его воли, в связи с чем участок подлежит истребованию из незаконного владения ответчика независимо от его возражений о том, что он — добросовестный приобретатель.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector