Россию ждёт фискальная девальвация и и повышение ндс до 21%

Блоги / Аркадий Брызгалин: С идеей о «фискальной девальвации» полная неопределенность

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

По  сообщению газеты «Ведомости» (см.

здесь), в экономическом блоке правительства идет активное обсуждение идеи выравнивания ставок НДС и страховых взносов.

Варианты обсуждаются разные, основной – снизить страховой взнос до 21% и повысить НДС до  21% (другие варианты: 20/22, 22/22, 21/22), однако никаких решений пока нет.

Идея, положенная в основу вышеназванных обсуждений, в экономической науке получила название «фискальная девальвация», суть которой заключается в следующем.

Социальные отчисления работодателей являются обременительным налогом, деструктивно влияющим на занятость (что доказано экономическими исследованиями) и через нее — на экономический рост. Сокращение таких взносов в перспективе может стимулировать детенизацию рынка труда (т.е.

вывод теневой экономики в облагаемую сферу) и, что самое важное, сократить себестоимость производства в национальной экономике (в т.ч. в экспортных секторах). А это значит, что экспортеры смогут продать свою продукцию за рубежом несколько дешевле (предполагается (в теории), что товары на внутреннем рынке также должны стать дешевле).

Основные положения «фискальной девальвации» нашли свое место в  исследованиях Еврокомиссии, МВФ и Европейского центробанка как способ стимулировать чистый экспорт в странах ЕС за счет снижения издержек экспортеров.

Таким образом, снижение ставок страховых взносов сокращает издержки на труд, продукция экспортеров становится более конкурентоспособной, экспорт растет. Экспортеры не платят НДС, а импортеры платят, повышение НДС ограничивает потребление импорта и препятствует его росту, увеличивается чистый экспорт. В всяком случае в теории все выглядит именно так.

Можно предположить, что в настоящее время «фискальная девальвация» является пока базовой идеей «перенастройки налоговой системы», объявленной Президентом РФ  В.В. Путиным в Послании к Федеральному Собранию 1 декабря 2016 г.

Журналисты считают, что главный идеолог такого «налогового маневра» — министр экономического развития Максим Орешкин, работавший до ноября 2016 г. в Минфине. В январе 2017 г. он назвал теневую занятость одной из основных проблем российской экономики, а ключевой проблемой в налоговой сфере — высокий уровень нагрузки на фонд оплаты труда.

Минтруд считает, что с теневой занятостью нужно бороться другими методами, а радикальное снижение тарифа страховых взносов приведет к увеличению трансфертов из федерального бюджета в социальные фонды. Например, ставка взносов в Пенсионный фонд сейчас фактически составляет 22% (льготный уровень вместо общеустановленных 26%), и за этот пониженный уровень бюджету приходится платить трансфертом. 

Кроме того, при реализации сценария «фискальной девальвации» велик риск того, что компании не будут инвестировать, а потом выведут полученную прибыль через дивиденды. Так же необходимо учитывать, что НДС – косвенный налог и его практически полностью можно переложить на потребителя, что вызовет рост цен, новый виток инфляции, и, в конечном итоге, снижение реальных доходов населения.

Отвечая на вопрос журналистов, действительно ли правительство рассматривает схему с уменьшением тарифа страховых взносов с 30 до 21% и повышением НДС с 18 до 21%, первый вице-премьер Игорь Шувалов сказал: «Это может быть по-разному, зависит от того, как закончится дискуссия».

По его словам, власти обсуждают налоговую конструкцию в совокупности со страховыми взносами, которая должна быть включена как новое предложение на среднесрочную перспективу. «Но это не раньше, чем будущий год», — сказал И. Шувалов на форуме Российского экспортного центра в Москве.

В  то же время замминистра финансов Илья Трунин заявил, что Минфин не готов выйти с предложением снизить страховые взносы до 21% и увеличить НДС до того же уровня. По его словам, у Минфина пока вообще нет основного предложения по настройке налоговой системы. Минэкономразвития с такой инициативой пока тоже не выступало, отметил чиновник (более подробно см. здесь).

Самое интересное в этой связи то обстоятельство, что Минэкономики якобы ничего не  известно об обсуждении выравнивания ставок НДС и страховых взносов. «У нас такой информации нет», — сообщила «Российской газете» пресс-секретарь МЭР Елена Лашкина (более подробно см. здесь).

Источник: https://echo.msk.ru/blog/brizgalin_av/1935388-echo/

Эликсир Орешкина

Экономический блок правительства предлагает правительству снизить ставку страховых взносов до 21% с одновременным повышением НДС до 21% (есть и вариант 20/22, и др.).

В экспертных кругах идею окрестили «маневром Орешкина» – по фамилии продвигавшего ее замминистра финансов, а ныне министра экономического развития Максима Орешкина. Собственно, смена статуса автора идеи и обеспечила ей поддержку экономического блока, состоящего из Минфина и Минэкономразвития.

Приводимые аргументы в пользу маневра – он повысит конкурентоспособность экспорта, обелит экономику и тем самым подтолкнет ее рост.

У «маневра Орешкина» есть более академическое название: фискальная девальвация, ее суть – в смещении налоговой нагрузки с труда на потребление. Это теоретическая рекомендация, предложенная в начале 2010-х гг. европейским ЦБ, Еврокомиссией и МВФ оказавшимся в тяжелом кризисе странам Европы.

При введении единой валюты обменные курсы стран еврозоны оказались зафиксированы, тогда как реальные курсы стали расходиться: их разрыв между Германией и южно-европейскими странами накануне кризиса достиг 30 процентных пунктов.

Чем крепче реальный курс – тем выше издержки местных производителей в сравнении с издержками зарубежных и выгоднее импортировать, а не производить. Огромный дефицит внешнеторговой выручки ряда европейских стран до поры покрывался притоком капитала, но на фоне мирового кризиса эта конструкция рухнула.

Обычно в таких случаях в стране происходит резкая девальвация, выравнивая дисбаланс за счет подорожания импорта; но при единой валюте это невозможно, ведь отдельного «греческого евро» или «испанского евро» нет.

Но эффект девальвации можно воспроизвести перекладыванием налоговой нагрузки с производителей и экспортеров на импортеров и население (потребителей импорта): снижение страховых взносов делает труд сравнительно дешевле, а повышение НДС делает импорт дороже.

Несмотря на активные дискуссии, ни одна страна Европы фискальную девальвацию в полной мере так и не применила, анализирует Еврокомиссия в докладе. В Португалии попытку ее ввести быстро отменили, столкнувшись с массовыми протестами.

Некоторые применили частично: например, Италия повысила НДС, но не изменила страховые взносы; Испания, повысив НДС, ввела скидку по страховым взносам за наем безработных, имеющих детей.

Итоговые заключения МВФ и Еврокомиссии сводятся к тому, что фискальная девальвация в странах Европы способна повысить выпуск производства, но почти никак не влияет ни на реальный курс, ни на внешнеторговый баланс, ни на конкурентоспособность и ничего не приносит бюджету.

Она не может стать альтернативой глубоким структурным реформам, в которых нуждаются европейские экономики, пишет Еврокомиссия. Преимущества фискальной девальвации слишком малы в сравнении с масштабом проблем, которые требуют структурных реформ, вторит МВФ.

В России не было и нет дефицита внешней торговли, в том числе из-за отсутствия проблем с единым валютным курсом, и девальвация рубля 2014–2015 гг., когда из-за спада цен на нефть резко снизился экспорт, успешно снизила и импорт. Однако развитию несырьевого экспорта это практически ничем не помогло.

Если даже более чем двукратное снижение сравнительных издержек не способствовало росту конкурентоспособности производств, то крайне сомнительно, что этому поспособствует намного менее значительное снижение налоговой нагрузки.

Более того, как следует из материалов Минэкономразвития, главный бенефициар «маневра Орешкина» – при повышении НДС наполовину за счет производителей и наполовину за счет населения – вовсе никакая не промышленность, а госсектор, гостиницы и рестораны и сельское хозяйство.

То есть выигрывает, за исключением сельского хозяйства, в основном сектор неторгуемых (не продающихся на экспорт) услуг. Как такой маневр повышает конкурентоспособность экспорта, не очень понятно. Как он может обелить экономику, тоже не ясно: если компания не платит соцвзнос 30%, т. е.

платит 0%, в чем ее мотив начать платить 20%? Бюджет же, по расчетам, при любой конфигурации маневра остается в минусе.

Польза от маневра сомнительна, а риски очевидны: рост инфляции из-за повышения НДС, допрасходы на возмещение НДС и помощь малоимущим, а также ликвидация системы пенсионного страхования и полное подсаживание Пенсионного фонда на трансферты из федерального бюджета (который при этом доходы от фискального маневра теряет).

Если «маневр Орешкина» будет принят, у России появится возможность испытать на себе лекарство, прописанное другим и от других болезней. Хотя заключение европейской тройки вполне применимо и к России.

Неконкурентоспособность производства, большой серый рынок труда и уклонение от уплаты соцвзносов – насущные проблемы, но причины их вовсе не налоговой природы, и простым фискальным маневром их не решить.

Полная версия статьи. Сокращенный газетный вариант можно посмотреть в архиве «Ведомостей» (смарт-версия)

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2017/02/22/678722-eliksir-oreshkina

От повышения НДС и снижения соцсборов выиграют государство и агроэкспортеры

Снижение совокупной ставки сборов в соцфонды до 21% при росте НДС до 21%, по расчетам Минэкономики, в первую очередь будет выгодно сельскому хозяйству, госуправлению, здравоохранению и образованию.

Реализация «схемы 21/21» довольно неожиданно выглядит в этих расчетах как новый способ выполнить майские указы Владимира Путина, еще один способ решения бюджетных проблем регионов и субсидирования преимущественно агроэкспортеров за счет внутреннего рынка.

«Ъ» стали известны оценки Минэкономики предполагаемых результатов «налогового маневра 21/21» — на сегодняшний день, видимо, единственной просчитанной версии снижения прямых налогов при одновременном повышении косвенных.

По данным «Ъ», один из соавторов идеи — министр экономики Максим Орешкин — представлял эти расчеты на совещаниях в правительстве, в том числе у первого вице-премьера Игоря Шувалова.

Идею реализации «фискальной девальвации» для РФ новый министр разрабатывал еще под руководством Антона Силуанова в Минфине.

Техника «фискальной девальвации» разрабатывалась МВФ для юга еврозоны, который в силу обязательств валютного союза не мог скорректировать платежный баланс девальвацией национальной валюты. «Фискальная девальвация» применялась и за пределами еврозоны, в том числе в Венгрии и Румынии, результаты были смешанными.

Схема «налогового маневра 21/21» для РФ исходит из повышения ставок НДС с нынешних 18% до 21% c 2018 или 2019 года с одновременным понижением совокупной ставки платежей в соцфонды с текущих примерно 30% (и в перспективе, после отмены льгот по ним, до 34%) до единообразной совокупной ставки 21% с фонда оплаты труда. Расчеты Минэкономики предполагают, что 21-процентная ставка соцсборов будет уплачиваться со всего фонда оплаты труда без порогов. Рабочим предположением ведомства Максима Орешкина является разделение тяжести роста НДС по схеме 50:50 между производителями и потребителями.

Из презентации Минэкономики к одному из правительственных совещаний следует, что повышение НДС до 21% (льготная ставка 10% сохраняется) даст федеральному бюджету 836 млрд руб. дополнительных доходов, или 0,91% ВВП.

Само по себе снижение ставки соцсборов до совокупного 21% несет потери соцфондов 1944 млрд руб., или 2,11% ВВП. 488 млрд руб. в год бюджеты выиграют от отмены порогов по обложению ставок соцвзносами.

Эффектом маневра будет также рост сборов налога на прибыль — символический, он вырастет на 52 млрд руб. в год, что предполагает рост валовых прибылей на 2-3%.

Парадоксально, но главный выигрыш в схеме Минэкономики от маневра несет не бизнес, а бюджетная сфера — снижение нагрузки на фонд оплаты труда в госсекторе прогнозируется в 437 млрд руб., или 0,47% ВВП, главные выигрывающие — регионы.

В Минэкономики не скрывают, что в целом от «налогового маневра 21/21» выиграют госсектора — образование и здравоохранение (снижение налоговой нагрузки на 32-33%), госуправление (на 28%), а также опекаемое государством сельское хозяйство (на 40%, эта отрасль выигрывает в расчетах Минэкономики более всего, не теряя ничего даже от роста НДС). Строительство, частные услуги, ЖКХ, финансы и торговля меньше выигрывают от «схемы 21/21» (в пределах 5% совокупной налоговой нагрузки, строительство — 0,9%), более крупные бенефициары — машиностроение, транспорт и связь — до 9% снижения налоговой нагрузки.

С точки зрения структуры экономики это не нейтральная операция — госсектор и сельское хозяйство по итогам «21/21» являются главными бенефициарами реформы, их выгоды оплачивает в предложенной схеме вся неэкспортирующая внутренняя экономика.

Из расчетов Минэкономики очевидна и одна из целей маневра — она аналогична майским указам президента Владимира Путина и способна помочь их исполнению.

«Обеление» экономики в расчетах министерства представлено только общими оценками: теневой фонд оплаты труда в РФ составляет около 5 трлн руб. (26% официального ФОТ по всей РФ), бюджетная система не собирает с них 1,5-2 трлн руб.

Читайте также:  Уведомление о сокращении штата работников. образец 2018 года

в год, какая-то часть из них будет платить сниженные соцвзносы. Реформа представлена как чуть убыточная для федерального бюджета — на 548 млрд руб. в год (0,14% ВВП), но выгодная для регионов, выигрывающих 318 млрд руб., и ФОМС — 99 млрд руб. в год.

По данным источников «Ъ» в Белом доме, «схема 21/21» не является сейчас единственной среди обсуждаемых, у самой идеи в правительстве есть критики и за пределами соцблока, предложены альтернативы. Главным публичным аргументом сторонников «фискальной девальвации» был будущий рост ВВП за счет несырьевого экспорта — в расчетах Минэкономики это скорее сельское хозяйство, чем машиностроители.

Дмитрий Бутрин

Источник: КоммерсантЪ

Источник: https://energy.s-kon.ru/ot-povysheniya-nds-i-snizheniya-sotssborov-vyigrayut-gosudarstvo-i-agroeksportery/

Почему ​«схема 22/22» может обернуться фискальной девальвацией?

Новый налоговый маневр, рассматриваемый в российском правительстве, может привести к «спиралеобразному» росту цен

Российский Минфин неожиданно заявил о планируемом новом налоговом маневре — схеме изменения нагрузки на предприятия по НДС и страховым взносам. Итоговая комбинация — 22 на 22% по обоим платежам в бюджет. По замыслу Минфина, это облегчит жизнь предприятиям и будет способствовать выходу экономики из тени.

Но, в свою очередь, резко вырастет инфляция и покупательная способность граждан еще более снизится. Путин, в свою очередь, раскритиковал своих подчиненных за обсуждение этих столь неоднозначных предложений в публичной плоскости. Обозреватель «Реального времени» Альберт Бикбов разбирался в новых правилах игры.

Великий писатель Салтыков-Щедрин в своей книге «История одного города» утверждал: «Российская власть должна держать свой народ в состоянии постоянного изумления». Если смотреть на российский Минфин, то там мы видим просто квинтэссенцию этого меткого наблюдения.

Еще прошлой осенью министр финансов России Антон Силуанов на экономическом форуме в Сочи торжественно обещал: «Мы не собираемся повышать налоги, что очень важно.

Потому что были различные разговоры об этом, но, еще раз повторяюсь, правительство приняло решение не принимать решение об увеличении налоговой нагрузки на ближайшую трехлетку. Это принципиально важно для бизнеса».

Прошло полгода, и 13 марта 2017 тот же самый Антон Силуанов заявил, что необходимо снизить прямые налоги с граждан, а потери доходов бюджета компенсировать повышением косвенных сборов.

Речь идет о так называемом «налоговом маневре» или «схеме 22/22» — предлагается снизить совокупную ставку страховых взносов, которые уплачивают работодатели, с 30 до 22% от зарплаты. Одновременно отменят льготную ставку страховых взносов для больших зарплат. Ставка будет единой (22%) для всех россиян.

При этом налог на добавленную стоимость (НДС) предложено увеличить с 18 до 22%. Эту налоговую реформу запланировали на 2018 год — после президентских выборов.

Максим Орешкин поддержал главу Минфина. Фото Юрия Мартьянова (kommersant.ru)

По словам главы Минфина, такая конфигурация будет «нейтральной для бюджета». Его поддержал министр экономического развития Максим Орешкин.

Зачем же понадобилась эта «схема 22/22»? Замминистра финансов Владимир Колычев туманно объяснил необходимость этого бюджетного маневра:

«У нас опасение очень серьезное, что мы не находимся в состоянии равновесия, когда мы можем просто ничего не делать и все будет хорошо… К сожалению, опыт последних 10 лет нам подсказывает, что мы входим в порочную спираль, когда для обеспечения сбалансированности страховых систем приходится повышать налоговую нагрузку на формальный сектор. Некоторые компании такую нагрузку не выдерживают и, соответственно, растет доля неформального сектора. По итогам 2016 года размер серых зарплат оценивается в 10—12 триллионов рублей.

К чему может привести наше бездействие? Если мы просто механически распространим снижение доли неформальной занятости в структуре занятости небюджетного сектора, которое мы наблюдали последние 7—8 лет, она снижалась на 0,7 п.п. ежегодно, и предположим, что она дальше так и будет снижаться, то это приведет к довольно существенным выпадающим доходам бюджетной системы».

Владимир Колычев: «У нас опасение очень серьезное, что мы не находимся в состоянии равновесия, когда мы можем просто ничего не делать и все будет хорошо…»

Если честно, то действительно мало вразумительное объяснение — бизнесмены, которые работают в неформальном секторе, вряд ли клюнут на снижение страховых взносов. Потому что в России основным источником давления на бизнес оказываются не налоги, а бюрократические процедуры и правовой «беспредел».

Так что далеко не факт, что неформальный сектор начнет выходить из тени, зато налоговая нагрузка от повышения НДС аж на 4% вырастет на всю экономику в целом. Что автоматически приведет к резкому витку инфляции и похоронит многолетние усилия Центрального банка РФ по движению к показателю 4% инфляции.

Фискальная девальвация

Какой будет инфляция? Никто не может назвать каких-то внушающих доверие цифр. Тот же Силуанов оценивает разовый вклад в инфляцию от повышения НДС в 2%. Но веры обещаниям Силуанова нет, а сами эксперты метко окрестили этот налоговый маневр «фискальной девальвацией».

То есть 2% — это минимум, ну как можно говорить об усилении инфляции на 2%, если только сам НДС вырастет в относительном выражении на 22% (то есть 22% разделить на 18%)! А ведь это косвенный налог — он берется с каждой транзакции и легко администрируется. Причем на каждой цепочке расчетов.

Возьмем, к примеру, товаропроводящую цепочку — это семь звеньев: производство, переработка, упаковка, транспортная логистика, складская логистика, комплектовочная логистика и только потом ретейл.

На каждом этапе будет происходит налогообложение косвенным налогом, и здесь повышение НДС приведет к «спиралеобразному» увеличению налоговой нагрузки на каждом витке, а значит, и к увеличению конечной цены. Здесь и 20% увеличения цен будет маловато.

Для сомневающихся просто упражнение — подсчитайте кумулятивный эффект по увеличенному НДС по приводимой выше в пример логистической цепочке из семи звеньев. И сравните с вариантом по «старому» НДС — вы будете шокированы!

Снижение реальных доходов населения еще больше снизит платежеспособный спрос и, соответственно, будет негативно влиять на экономический рост. Фото Максима Платонова

Так что правильное определение «фискальная девальвация» — точнее не скажешь, ведь все эти наложившиеся друг на друга увеличения НДС по каждой транзакции будут переложены в конечные цены товаров и услуг.

Подорожают продукты и лекарства, и вся эта нагрузка ляжет на обычных граждан.

Мало нам затяжного падения реальных доходов населения за последние несколько лет! Родное правительство, исходя из каких-то своих малопонятных представлений об «теневом» секторе экономики, решает затеять эксперимент по усилению падения покупательной способности граждан. «Выдержат граждане или нет?» — вопрос риторический. Снижение реальных доходов населения еще больше снизит платежеспособный спрос и, соответственно, будет негативно влиять на экономический рост, ради которого предлагается фискальная девальвация.

Шансы на основе налоговых маневров запустить экономический рост призрачны, а риски и негативные последствия весьма вероятны: ускорение инфляции, рост бедности, дополнительная неопределенность для бизнеса, ухудшение структуры экспорта, деградация системы социального страхования.

Выходит, погорячились?

Экспертное сообщество погрузилось в состояние тяжелого изумления (прямо как по Салтыкову-Щедрину) от планов правительства. Это изумление стало выливаться в публичную плоскость. И тут же последовала реакция от властей.

16 марта 2017 на заседании правления РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей) первый вице-премьер Игорь Шувалов публично сообщил, что российское правительство недавно получило от президента России замечание за то, что вынесло на публику обсуждение налогового маневра:

«Мы получили замечания на днях по налогам: нечего, не согласовав основные подходы по налогам, выносить на публику, будет ли ставка НДС и соцвзносов 21 или 22%, потому что у общества еще нет консенсуса по этому поводу».

Игорь Шувалов публично сообщил, что российское правительство получило от президента России замечание. Фото prav.tatar.ru

Приехавший позже на заседание правления РСПП президент РФ Владимир Путин подтвердил слова Шувалова:

«Дискуссии в правительстве с бизнесом нужны, но я считаю преждевременным обсуждение этого в СМИ, пока еще не выработана единая позиция. В обсуждении принимают участие люди доверенные, решения пока не приняты, а мы выносим это на публику, порождая или ненужные ожидания, или тревогу».

Так что будем внимательно следить за тем, чтобы здравый смысл восторжествовал и налоговую систему оставили пока в покое или действительно бы улучшили.

комментарии 18

Источник: https://RealnoeVremya.ru/articles/59455-pochemu-shema-2222-mozhet-obernutsya-fiskalnoy-devalvaciey

Повышение НДС до 20 процентов: ожидаемые результаты и негативные последствия

Правительство РФ планирует повышение НДС до 20% с января 2019 года. Рядовым потребителям этот шаг государства грозит ростом цен на 2 процента, производителям и торговле — увеличением налоговой нагрузки. Сиюминутную прибыль, полученную правительством, впоследствии придётся «лечить» госпрограммами.

Что такое НДС, зачем нужен и на что влияет

Налог на добавленную стоимость — сложный объект в налоговой теории и финансовой практике, который распространяется на всю производственную цепочку: от сырья до конечного продукта, выступающего в роли товара. Это один из косвенных налогов, размер которого увеличивается автоматически на каждой стадии перепродажи каждой единицы товара.

Плательщиками налога являются:

  • юридические лица — организации;
  • физические лица — ИП;
  • импортёры и экспортёры товаров.

В настоящее время НДС равен 18%. Это означает, что каждая передача товара из одних рук в другие прибавляет к его стоимости именно эту сумму. Конечный покупатель товара платит минимум трёхкратный размер НДС, вшитый в стоимость продукта или услуги.

В России действует 3 ставки НДС: 0%, 10% и 18%, распространяющиеся на разные категории товаров

НДС — главный источник формирования бюджета. Его платит каждое юридическое лицо с продажи товаров, когда их стоимость при реализации хоть немного выше себестоимости. Этот вид налога пришёл на смену налогу с продаж в 20-х годах прошлого столетия. Тогда налог брался со всей выручки, и предпринимателям было сложно учитывать доход от бизнеса. В РФ НДС ввели только в 1992 году.

Как и другие косвенные налоги, НДС в настоящее время обеспечивает бюджет страны значительными доходами. У этого налога большие фискальные возможности, позволяющие не только увеличить доходы, но и стабилизировать бюджет.

Обыватель может полагать, что его данный налог никак не касается. На самом деле, основная нагрузка по уплате ложится именно на плечи конечного потребителя товара. В его стоимость предприниматель включает себестоимость товара, акцизные сборы, долю прибыли и НДС.

Чтобы заплатить НДС государству, предприниматель сначала собирает налог с потребителя, поэтому ставка НДС напрямую влияет на стоимость товара.

Обзор мировых ставок

Самая высокая ставка НДС в РФ (28%) приходилась на 1992 год. Затем в 1993 году она была снижена до 20%, а в 2004-м — до 18%. Предполагаемое повышение НДС в 2019 году приблизит Россию к основной массе стран Европы, где в настоящее время величина данного налога составляет те же 20%. Но эти цифры не самые высокие. Лидерами по величине НДС являются:

  • Венгрия — 27%;
  • Норвегия, Швеция и Дания — 25%;
  • Исландия — 24,5%;
  • Греция, Финляндия — 24%;
  • Уругвай, Португалия, Польша, Ирландия — 23%.
Читайте также:  Приказ о замене молока денежной компенсацией. образец 2018 года

В рейтинг стран с самым низким размером НДС вошли:

  • Остров Джерси — 3%;
  • Малайзия и Сингапур — 5%;
  • Доминиканская Республика — 6%;
  • Таиланд — 7%
  • Швейцария и Япония — 8%.

Когда было принято решение о повышении НДС в России до 20 процентов

Разговоры о планируемом повышении ставки предпринимательского налога начались весной 2018 года, но никто из официальных лиц не брал на себя инициативу по внедрению планов.

Обнародовать целый ряд непопулярных мер, включая повышение налога, официальные лица решились 14 июня 2018 года, когда всё внимание общественности было приковано к открытию чемпионата мира по футболу.

К этой «приятной» новости добавилось повышение пенсионного возраста и рост тарифов ОСАГО.

Изменения вступают в силу с января 2019 года. Оплата за 4 квартал 2018 года будет производиться по старым ставкам — 18%. Применительно к детским и социально значимым товарам НДС повышаться не будет.

На социально значимые товары и дальше будет распространяться ставка НДС 10%

Чем правительство аргументирует необходимость изменений

По заявлению Правительства РФ, повышение ставки налога всего на 2% обеспечит приток в бюджет страны 600 млрд рублей. Наполнение бюджета гарантировано, поскольку уклониться от этого вида налогов достаточно сложно. По подсчётам экономистов, за 6 лет прибыль от повышения составит 2 трлн рублей, вкупе с ростом ВВП экономика обогатится на 6 трлн.

Исчерпывающую аргументацию непопулярной меры дала вице-премьер Татьяна Голикова в программе «Итоги недели».

Она напомнила, что касательно размера НДС обсуждались различные манёвры, в том числе и увеличение его до 22%. От этой цифры решено было отказаться в связи с риском роста инфляции.

Цифру в 2% Голикова назвала границей чувствительности, которую вполне компенсирует увеличение пенсий с января 2019 года.

Что означает повышение ставки налога

Изменение НДС хотя бы на 1% повлечёт за собой серьёзные последствия, не говоря уже о 2%

Повышение НДС увеличит бюджет «майских указов», но отодвинет сроки реализации поставленных в них целей. Главный посыл Указа — увеличение продолжительности жизни россиян. Но выросший НДС вызовет рост цен на медикаменты на 12–15%, что сделает их недоступными для основной части населения. Продолжительность жизни с учётом подобного развития событий вряд ли будет увеличена.

Бизнесмены также не в восторге от предстоящих реформ. Компенсация налога в ценах — не выход из ситуации, ведь чем ниже платёжеспособность населения, тем хуже идут дела у торговцев. Уже 1% увеличения НДС даёт ухудшение условий для бизнеса на 5%.

Не улучшат ситуацию даже обещанные компенсации:

  • ускорение возврата налога экспортёрам с одновременным снижением порога ускоренного возврата до 2 млрд рублей;
  • уменьшение количества камеральных проверок;
  • отмена налога на движимое имущество.

Чем грозят изменения

Повышение налога уменьшит доходы предпринимателей

https://www.youtube.com/watch?v=WNzcVkV5K3c

Министр финансов Антон Силуанов признаёт, что данная мера вызовет резкий скачок инфляции на 2 пункта.

Негативные последствия предложенного пути реформирования экономики рассматривают в повышении и другие экономисты:

  1. Возросшая налоговая нагрузка заставит многих работодателей вводить в свою деятельность ещё большее количество серых схем расчётов с сотрудниками.
  2. За счёт уменьшения собираемости налога резко сократятся доходы региональных бюджетов.
  3. В плачевном положении окажется малый и средний бизнес, у которого снизится конкурентоспособность.
  4. Уменьшение производства неизменно вызовет рост безработицы в стране и падение платёжеспособности населения.
  5. Рост НДС предприниматели переложат на плечи потребителя, поэтому добавленные 2% ощутимо ударят по карману каждого россиянина.

Источник: https://ip-spravka.ru/povyishenie-nds-do-20-protsentov.html

Эксперты оценили риски налогового маневра

Обсуждаемый властями налоговый маневр в форме снижения страховых взносов при одновременном повышении НДС не будет способен оказать заметного влияния на повышение конкурентоспособности российской экономики; с точки зрения воздействия на экономический рост более оправданным был бы налоговый маневр в виде снижения налога на прибыль в сочетании с повышением НДС, однако также следует учитывать, что налоговая стабильность уже сама по себе является ценностью. Об этом говорится в материале «Нужна ли фискальная девальвация для стимулирования экономического роста?», опубликованном в майском выпуске «Мониторинга экономической ситуации в России» от Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС), Института экономической политики им. Е. Т. Гайдара и Всероссийской академии внешней торговли (ВАВТ) Минэкономразвития России.

Как отмечается в статье, налоговая реформа — одна из наиболее обсуждаемых тем в преддверии президентских выборов 2018 года, после которых будет или может быть сформулирована экономическая политика как минимум на несколько последующих лет. Активнее всего на протяжении последних месяцев обсуждался так называемый налоговый маневр, определяемый экономистами как «фискальная девальвация»: речь идет об изменениях в налоговой системе с целью добиться примерно тех же стимулирующих эффектов, которых ожидают от девальвации национальной валюты, а именно о снижении налогового бремени для производителей (страховых взносов за работников или налога на прибыль) при увеличении налогов на конечное потребление (прежде всего НДС).

Фискальную девальвацию осуществляли в основном в государствах Евросоюза, где возможности стимулирования экономики через монетарную политику крайне ограничены, указывают экономисты.

В российском варианте предлагалось (по крайней мере до последнего времени) снижение страховых взносов с 30% до 21—22% с целью уменьшить издержки на труд (и облегчить выход экономики из «тени») при повышении ставки НДС с 18% до 21—22% (не затрагивая интересы ни экспортеров, которым уплаченный НДС возмещается, ни инвесторов, у которых уплаченный за инвестиционные товары НДС могут принять к вычету). Согласно замыслу, это должно стимулировать повышение конкурентоспособности и темпов экономического роста.

Новость

«Наши эксперты, однако, высказывают серьезные сомнения в обоснованности таких ожиданий.

В частности, рассматривая суммарную нагрузку на фонд оплаты труда, которую несут работники и работодатели в РФ и в других странах, опыт самой России в снижении налогов на труд, а также влияние этого снижения при одновременном росте НДС на рынок труда, они приходят к выводу: данный налоговый маневр едва ли способен повысить конкурентоспособность российской экономики», — отмечается в «Мониторинге».

«Финансово-экономический блок правительства считает, что путем снижения страховых взносов можно решить проблему высокого уровня прямых налогов на бизнес, а значит, сократить издержки производства и повысить конкурентоспособность отечественной экономики. Однако опыт некоторых стран демонстрирует, что снижение социальных взносов не приводит к сокращению стоимости рабочей силы. Например, в Чили средняя ставка налога на фонд заработной платы снизилась с 30% до 5% в период с 1979 по 1985 год (в настоящее время ставка равна 7%). Однако ее снижение было полностью компенсировано повышением уровня зарплаты, и в итоге издержки производителей на труд не уменьшились», — говорится в материале.

Сложность анализируемой проблемы эксперты связывают с тем, что при снижении налога на труд и повышении НДС на рынке труда действуют два противоположно направленных эффекта.

При снижении страховых взносов увеличивается спрос на труд со стороны фирм, что, в свою очередь, стимулирует увеличение отработанных часов и ставки заработной платы.

Рост же НДС ведет к увеличению цены потребительских товаров, что обусловливает уменьшение спроса на потребительские товары в пользу другого блага — досуга. То есть спрос на досуг увеличивается, а объем предложения труда вне зависимости от уровня заработной платы, соответственно, снижается.

«Расчеты Института Гайдара показывают, что эффект от увеличения спроса на труд со стороны фирм будет превалировать над эффектом сокращения предложения труда со стороны домохозяйств, что приведет к росту эффективно отработанных часов в экономике.

Привлечение трудовых ресурсов, в свою очередь, простимулирует накопление капитала до тех пор, пока показатель капиталовооруженности единицы эффективного труда не увеличится до уровня, соответствующего издержкам финансирования инвестиций, — говорится в статье.

 — Учитывая текущее состояние дел в российской экономике, когда безработица близка к «естественному уровню» и реальная заработная плата высокочувствительна к ситуации на рынке труда, а в структуре российского экспорта доминируют углеводороды, добыча которых в краткосрочном периоде практически не зависит от реального курса рубля, можно ожидать, что данный налоговый маневр не будет способен оказать заметного влияния на повышение конкурентоспособности российской экономики».

По оценкам Института Гайдара, изменение структуры налогов даст прирост ВВП лишь на 1% за долгосрочный период. Причем основной эффект будет получен лишь в первый год (дополнительный прирост ВВП на 0,7%, а в следующее трехлетие — по 0,1% прироста в год). При этом перспектива вывода заметной доли зарплат из тени за счет снижения страховых взносов оценивается как малореальная.

https://www.youtube.com/watch?v=xmwlhtLHPsY

Что касается последствий повышения НДС, то среди них — краткосрочный рост потребительских цен, который, по расчетам Института Гайдара, может составить 3% при повышении НДС до 21% (наиболее высокого роста цен можно ожидать на продукцию, на которую установлены льготные ставки НДС, включая продовольственные и медицинские товары, товары для детей). Кроме того, повышение ставки НДС увеличит издержки производства у тех, кто работает в рамках специальных налоговых режимов.

Как более выгодный оценивается вариант маневра в виде снижения налога на прибыль при повышении НДС. В результате у предприятий увеличатся инвестиционные ресурсы и усилятся стимулы к инвестированию. «Замена налога на прибыль налогами на потребление (прежде всего НДС) — общая тенденция в развитых странах.

При этом с точки зрения бюджета ожидаемый выигрыш связан с вероятным повышением экономической активности», — отмечается в материале. Также появляется возможность централизации части ставки налога на прибыль и распределения между субъектами РФ прироста ставки НДС для компенсации выпадающих доходов.

Дополнительный прирост ВВП будет, по оценке, в этом случае несколько выше — 1,5% за период 15—20 лет.

Обсуждаемый налоговый маневр рассматривается в целом как нейтральный по сумме фискальных приобретений и потерь для государства, заключают эксперты. При этом они предлагают не только оценивать плюсы и минусы различных вариантов фискальной девальвации, но исходить также и из того, что ценностью является уже сама по себе налоговая стабильность.

Источник: https://finance.rambler.ru/economics/36895573-eksperty-otsenili-riski-nalogovogo-manevra/

С идеей о «фискальной девальвации» полная неопределенность

По сообщению газеты «Ведомости» (см. здесь), в экономическом блоке правительства идет активное обсуждение идеи выравнивания ставок НДС и страховых взносов. Варианты обсуждаются разные, основной – снизить страховой взнос до 21% и повысить НДС до 21% (другие варианты: 20/22, 22/22, 21/22), однако никаких решений пока нет.

Идея, положенная в основу вышеназванных обсуждений, в экономической науке получила название «фискальная девальвация», суть которой заключается в следующем.

Социальные отчисления работодателей являются обременительным налогом, деструктивно влияющим на занятость (что доказано экономическими исследованиями) и через нее — на экономический рост. Сокращение таких взносов в перспективе может стимулировать детенизацию рынка труда (т.е.

вывод теневой экономики в облагаемую сферу) и, что самое важное, сократить себестоимость производства в национальной экономике (в т.ч. в экспортных секторах). А это значит, что экспортеры смогут продать свою продукцию за рубежом несколько дешевле (предполагается (в теории), что товары на внутреннем рынке также должны стать дешевле).

Основные положения «фискальной девальвации» нашли свое место в исследованиях Еврокомиссии, МВФ и Европейского центробанка как способ стимулировать чистый экспорт в странах ЕС за счет снижения издержек экспортеров.

Таким образом, снижение ставок страховых взносов сокращает издержки на труд, продукция экспортеров становится более конкурентоспособной, экспорт растет. Экспортеры не платят НДС, а импортеры платят, повышение НДС ограничивает потребление импорта и препятствует его росту, увеличивается чистый экспорт. В всяком случае в теории все выглядит именно так.

Можно предположить, что в настоящее время «фискальная девальвация» является пока базовой идеей «перенастройки налоговой системы», объявленной Президентом РФ В.В. Путиным в Послании к Федеральному Собранию 1 декабря 2016 г.

Журналисты считают, что главный идеолог такого «налогового маневра» — министр экономического развития Максим Орешкин, работавший до ноября 2016 г. в Минфине. В январе 2017 г.

он назвал теневую занятость одной из основных проблем российской экономики, а ключевой проблемой в налоговой сфере — высокий уровень нагрузки на фонд оплаты труда.

Минтруд считает, что с теневой занятостью нужно бороться другими методами, а радикальное снижение тарифа страховых взносов приведет к увеличению трансфертов из федерального бюджета в социальные фонды.

Например, ставка взносов в Пенсионный фонд сейчас фактически составляет 22% (льготный уровень вместо общеустановленных 26%), и за этот пониженный уровень бюджету приходится платить трансфертом. Кроме того, при реализации сценария «фискальной девальвации» велик риск того, что компании не будут инвестировать, а потом выведут полученную прибыль через дивиденды. Так же необходимо учитывать, что НДС – косвенный налог и его практически полностью можно переложить на потребителя, что вызовет рост цен, новый виток инфляции, и, в конечном итоге, снижение реальных доходов населения.

Отвечая на вопрос журналистов, действительно ли правительство рассматривает схему с уменьшением тарифа страховых взносов с 30 до 21% и повышением НДС с 18 до 21%, первый вице-премьер Игорь Шувалов сказал: «Это может быть по-разному, зависит от того, как закончится дискуссия».

По его словам, власти обсуждают налоговую конструкцию в совокупности со страховыми взносами, которая должна быть включена как новое предложение на среднесрочную перспективу. «Но это не раньше, чем будущий год», — сказал И. Шувалов на форуме Российского экспортного центра в Москве.

Читайте также:  Образец мотивационного письма на работу. бланк 2018 года

В то же время замминистра финансов Илья Трунин заявил, что Минфин не готов выйти с предложением снизить страховые взносы до 21% и увеличить НДС до того же уровня. По его словам, у Минфина пока вообще нет основного предложения по настройке налоговой системы. Минэкономразвития с такой инициативой пока тоже не выступало, отметил чиновник (более подробно см. здесь).

Самое интересное в этой связи то обстоятельство, что Минэкономики якобы ничего не известно об обсуждении выравнивания ставок НДС и страховых взносов. «У нас такой информации нет», — сообщила «Российской газете» пресс-секретарь МЭР Елена Лашкина. 

Аркадий Брызгалин, член свердловского отделения «Деловой России», генеральный директор Группы компаний «Налоги и финансовое право».

Источник: http://glagolurfo.com/newsitems/2017/2/27/s-ideej-o-fiskalnoj-devalvacii-neopredelennost/print/

Повышение НДС ударит по населению: недостающие средства отберут у россиян — МК

Кто виноват и что делать

15.06.2018 в 19:25, просмотров: 52322

С 1 января 2019 года ставка налога на добавленную стоимость (НДС) будет поднята с 18 до 20%. Об этом накануне объявил глава правительства Дмитрий Медведев.

При этом он обещал оставить существующие льготы по НДС для ряда социально значимых товаров. Тем не менее эксперты предупреждают о том, что неизбежным следствием повышения ставки этого налога станет раскручивание маховика инфляции.

Как обычно, расплачиваться за налоговые новации правительства придется населению из своего кармана.

Еще в конце мая, выступая на Петербургском экономическом форуме, первый вице-премьер Антон Силуанов пообещал сделать «определенную настройку» и «дошлифовку» налоговой системы, после чего не менять ее в течение следующих шести лет. Теперь стало понятно, что понимается под словом «дошлифовка»: не повышение НДФЛ и не введение налога с продаж (такие предложения обсуждались), а повышение НДС на два процентных пункта.

Тем самым правительство возвращается к ситуации пятнадцатилетней давности: до 2004 года НДС в стране взимался как раз по ставке в 20%, затем был снижен до 18%.

И в этом видится что-то символическое: тогда экономика росла, бюджет активно наполнялся за счет дорогой нефти, и власти сочли возможным ослабить налоговое давление на бизнес и население.

Сейчас, очевидно, денег в бюджете снова не хватает, даже несмотря на начавшийся экономический рост и сравнительно дорогую нефть.

Подсластило пилюлю правительство разве что тем, что вопреки своим прежним планам решило сохранить льготную ставку НДС (10% и 0%) на некоторые социально значимые товары: продукты питания, детские изделия, книги, учебную литературу и лекарства. Однако все остальные товары и услуги потребительского рынка неизбежно подорожают.

Не секрет, что, поднимая ставку НДС, правительство решает задачу поиска средств на выполнение амбициозных майских указов президента: на них, по подсчетам кабмина, требуется 25 трлн рублей на 6 лет. Правительство располагает источниками на 17 трлн, остальные восемь в дефиците. Вот для их покрытия и изыскиваются средства.

Как отметил первый вице-премьер и министр финансов Антон Силуанов, дополнительные доходы от повышения ставки НДС составят более 600 млрд рублей ежегодно начиная с 2019 года. Ранее эксперты АКРА подсчитали, что повышение ставки до 20% за шесть лет покроет около трети суммы дополнительных расходов на реализацию майского указа президента.

Кроме сугубо финансовой прибыли эксперты обращают внимание на то, что этот налог властям сравнительно легко собирать и администрировать.

Однако то, что так удобно и выгодно для властей, грозит обернуться ударом по кошелькам потребителей: ведь неизбежным следствием повышения НДС станет раскручивание инфляции.

Цепочка тут следующая: налог собирается с бизнеса, тот для компенсации убытков повысит на соответствующий процент цены своих товаров и услуг, а заплатят за это потребители.

Принятое решение — удар по наиболее высокотехнологичным или и без того пострадавшим в кризис отраслям, предупреждает зам. директора Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Владимир Сальников. По его оценкам, больше всего налоговая нагрузка ударит по строительному сектору, автопрому, машиностроению.

Заметим, что НДС — ключевой налог с точки зрения наполнения федерального бюджета. В 2017 году он принес казне более 5,1 трлн руб., или 34% общих доходов федерального бюджета. Со следующего года, по замыслу Минфина, эти цифры должны еще больше вырасти. Возможно, планы финансового ведомства и реализуются, но населению придется заплатить за это из собственного кармана.

Каким может быть грядущий рост цен? На этот счет есть разные оценки. Эксперты АКРА посчитали, что рост ставки налога сдвинет конечные цены вверх на 0,7–1 процентный пункт.

В Минфине утверждают, что из-за повышения НДС инфляция может ускориться в 2019 году в пределах 1,5 процентного пункта — до 4–4,5%.

Экс-глава Центробанка РФ Сергей Дубинин заявил, что в результате повышения ставки цены должны подрасти на 2 процентных пункта.

Но дело не только в цифрах. Аналитики «Альпари» отмечают, что повышение инфляции ударит прежде всего по самым незащищенным слоям населения. «Мы всегда говорим, что инфляция есть налог на бедных.

Фактически рост НДС ухудшит уровень жизни россиян, чьи доходы не росли последние четыре года», — утверждают эксперты. По словам Натальи Мильчаковой, зам.

директора аналитического департамента «Альпари», правительство пошло на повышение ставки НДС, чтобы найти недостающие средства вроде бы на благие цели — на реализацию майских указов президента: ускорение экономики, повышение доходов населения, резкое сокращение числа бедных.

«Но полностью профинансировать выполнение майского указа этот шаг не сможет, а вот повлиять на рост цен, особенно если будет отменена льготная ставка, и увеличить количество бедных сможет легко».

Источник: https://www.mk.ru/economics/2018/06/15/povyshenie-nds-udarit-po-naseleniyu-nedostayushhie-sredstva-otberut-u-rossiyan.html

Кризис-копилка

По мнению главы Минфина Антона Силуанова, хотя власти РФ все еще обсуждают будущие параметры налоговой системы, измениться могут только ее структура и администрирование при сохранении неизменного общего уровня нагрузки на бизнес. Глава Минэкономики Максим Орешкин считает, что государство должно гарантировать неизменность налоговых ставок в первую очередь для инвестиционных проектов.

Правительство России в ближайшее время сформулирует предложения об изменениях налоговой системы, заявил глава Минфина Антон Силуанов в ходе Российского инвестиционного форума в Сочи. Сейчас, по его словам, рассматривается лишь изменение структуры налогов и предполагается увеличить поступления в бюджет за счет работы с уклоняющимися от уплаты налогов.

«В ближайшее время такие предложения будут сформулированы, и действительно все налоговые новации нужно будет принять в весеннюю сессию работы парламента. Чтобы бюджет 2019 года и последующих годов формировался уже с учетом уточнения налогового законодательства».

«В правительстве, когда мы обсуждаем налоговую политику, нет ни у кого идей, предложений обобрать бизнес и за счет этого увеличить бюджетные расходы.

Потому что понимание простое — да, действительно, нам нужен маневр в области расходов, нам нужно улучшать расходы и увеличить расходы для более быстрых темпов экономики, инфраструктурные расходы, но никто не предполагает использовать для этого дополнительные вложения бизнеса и, соответственно, взимание у него денег» — сказал господин Силуанов.

Схожую позицию высказал и глава Минэкономики Максим Орешкин: «Надо поставить вопрос и подумать, чтобы для любого реализуемого инвестиционного проекта государство гарантировало, что по основным корпоративным налоговым ставкам в период действия инвестиционного проекта ухудшения не будет. Взять это за основу, чтобы снять риск с компаний.»

Повышать ставки основных налогов в России в ближайшие шесть лет нельзя, считает и глава совета Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин.

«Мы не поддерживаем на этом этапе маневра 22/22 и 21/21 в части социальных взносов и НДС. Мы считаем, что это не даст тех эффектов по легализации бизнеса, при этом сильно перераспределит нагрузку между отраслями», — сказал господин Кудрин в кулуарах форума.

Он подчеркнул, что это надо делать, когда экономика будет более уверенно расти. В то же время, по его словам, дебаты по налогам в правительстве продолжаются. «Все ждут выборов и формирования нового правительства, которое и определит окончательное решение», — заключил господин Кудрин.

Напомним, в прошлом году Минэкономики предложило новый вариант «налогового маневра», при котором произошло бы снижение ставки страховых взносов с 30% до 22% с одновременным повышением НДС с 18% до 22%. Идею реализации «фискальной девальвации» для РФ разрабатывал лично Максим Орешкин.

Изначально такая реформа разрабатывалась МВФ для юга еврозоны, который в силу обязательств валютного союза не мог скорректировать платежный баланс девальвацией национальной валюты.

«Фискальная девальвация» применялась и за пределами еврозоны, в том числе в Венгрии и Румынии, результаты были смешанными.

Анастасия Мануйлова, Коммерсантъ

Кризис в России: прогнозы кризис и налоги, налоговые реформы, прогнозы кризиса в России 2018-2020

Источник: http://Krizis-Kopilka.ru/archives/49556

Девальвация рубля, рост НДС, пенсионная реформа… | Компания «АМИ-Систем»

Правительство решилось на непопулярные реформы. Выбрано, казалось бы, правильное время – начало нового выборного цикла при наличии высокого рейтинга Президента.

Тем не менее, данные реформы обнажают совершенно другую картину – некомпетентность Правительства в области экономики.

Правительство не знает, какие меры нужно принять для начала роста экономики, поэтому пытается заткнуть дыры в бюджете за счёт девальвации рубля, повышения НДС и пенсионного возраста, хотя в развитых странах всё происходит наоборот, идёт постепенный процесс сокращения рабочего времени.

Проведенная Правительством в апреле искусственная девальвация рубля – это всего лишь манипулирование финансами в целях повышения доходности бюджета. В конечном счете, это повышение цен — страдает население. Повышение НДС тоже направлено на латание дыр в бюджете. Здесь проигрывает уже и бизнес, и население. Повышение пенсионного возраста – решение проблем бюджета опять же за счет населения.

То есть Правительство решает проблемы бюджета не за счет экономического развития страны, а за счет бизнеса и населения. Для решения же экономических проблем России необходимо создать условия для роста производительности труда в масштабе всей страны. Поскольку только в этом случае можно запустить инвестиционный мотор экономики и обеспечить рост ВВП на уровне 5% в год и выше.

Программа минэкономразвития по повышению производительности труда, которая стартовала в конце прошлого года, уже зарекомендовала себя, как малоэффективная, а точнее совсем неэффективная.

Это подтверждают все специалисты в области повышения производительности труда. К сожалению, чиновники Правительства не прислушиваются к мнению специалистов.

По этой же причине нет экономического роста уже много лет.

Тем не менее, проблема может быть решена. На сегодняшний день в мире существуют все методики повышения производительности труда. Единственное, в России они не срабатывают из-за особенностей менталитета персонала.

Сегодня эта проблема успешно решена

Компанией АМИ-Систем создана прорывная технология управления, в которой впервые учтены особенности менталитета россиян.

При этом она является аналогом организационного менталитета (организационной культуры) ведущих мировых компаний, что позволяет преодолеть отставание от них в 4 раза в производительности труда.

Как следствие, во столько же раз повысить эффективность российских предприятий, задействовать их огромные внутренние резервы. Опыт внедрения данной технологии управления превышает 20 лет. Сегодня она успешно используется на сотнях крупных, средних и малых российских предприятиях.

Источник: http://www.ami-system.ru/blog/reforma

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector