Относится ли ограждение к недвижимому имуществу

Заборы и ограждения являются основными средствами и учитываются на соответствующих счетах бухучета. А относятся ли эти сооружения к недвижимости и нужно ли их облагать налогом на имущество?  Будем разбираться.

Минфин в письме от 6 мая 2020 г. № 02-07-05/37144 разъяснил, что заборы и ограждения являются основными средствами и должны учитываться на соответствующих счетах бухучета.

Принимаются к бухгалтерскому учету эти объекты основных средств по первоначальной стоимости. В процессе эксплуатации на них начисляется амортизация. То есть на каждую отчетную дату в бухучете по ним можно определить остаточную стоимость.

Объекты недвижимости, учитываемые на балансе в качестве основных средств, облагаются налогом на имущество. Налоговая база – среднегодовая стоимость.

Относятся ли к недвижимости заборы и ограждения?

Признаки недвижимости

По нормам ГК к недвижимости относятся, во-первых, подлежащие государственной регистрации объекты. Это земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей.

К объектам, которые прочно связны с землей, относятся капитальные строения. Это здания, сооружения, а также объекты незавершенного строительства. Эти объекты невозможно переместить без несоразмерного ущерба их назначению.

Если в отношении объекта, являющегося объектом капитального строительства, все эти условия выполняются, значит, он относится к недвижимости и облагается налогом на имущество организаций.

Статьи 130 и 131 ГК РФ гласят, что недвижимостью являются:

  • подлежащие государственной регистрации (специальной регистрации, учету) земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей — объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно;
  • здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

Также недвижимостью по законодательству РФ являются воздушные и морские суда, суда внутреннего плавания, космические объекты.

Забор или ограждение тоже не всегда можно переместить на другое место без существенного повреждения. Означает ли это, что его нужно облагать налогом?

Не каждая постройка — недвижимость

В письме от 4 октября 2019 г. № 02-05-11/76518 Минфин признал, что заборы и ограждения не имеют прочной связи с землей, так как не относятся к объектам капитального строительства. Это утверждение основано на нормах Градостроительного кодекса (подп. 10.2 ст. 1 ГСК РФ).

Но что самое ценное, Минфин в этом прошлогоднем письме не ограничился приведением сухой нормы, а дал конкретику. Ведь любой объект, о котором в законе прямо не сказано, можно признать спорным.

Так вот, к объектам некапитального строительства, как указал Минфин, относятся киоски, навесы и другие малые архитектурные формы, а также ограждения (заборы), клумбы, скамейки и т. п. Это значит, что все они не являются недвижимым имуществом, а являются движимым имуществом и не относятся к объекту обложения налогом.

Действительно, взять хотя бы металлический забор или ограждение. Если его демонтировать, то он не перестанет быть забором. С точки зрения обывателя, он потеряет некоторые свои внешние качества, но поставить его на другое место возможно, и он будет продолжать служить по назначению.

А Минфин исходит в своих разъяснениях только из норм закона. В своем письме № 02-05-11/76518 он затронул также вопрос финансирования расходов на создание (строительство) некапитальных строений, сооружений, к которым он отнес и заборы с ограждениями.

Эти расходы относятся в учреждении не к расходам на создание объектов капитального строительства, а к расходам на прочую закупку товаров, работ и услуг.

То есть это еще одно подтверждение того, что такие основные средства, как заборы и ограждения, не являются недвижимостью и налогом имущество организаций не облагаются.

Относится ли ограждение к недвижимому имуществу

Отнесение объектов к движимым или недвижимым: ФНС выпустила обзор судебных споров

Относится ли ограждение к недвижимому имуществу

Правда, некоторые из перечисленных службой дел, выигранных налоговиками, с июля прошлого года не показательны. Но есть и полезная информация, например, о квалификации неотделимых улучшений.

ФНС сделала еще один обзор судебной практики, касающейся отнесения имущества к движимому или недвижимому (письмо от 20 апреля 2020 г. № БС-4-21/6581@).

Поля, заборы и трубы

Несколько постановлений ВАС, включая от 26.01.2010 N 11052/09, позволяют не относить к недвижимости (облагаемой налогом на имущество) такие объекты как футбольное поле, земляная насыпь на песчаной подушке, а Минфин в 2018 году распространил этот подход и на поле для гольфа.

Так что оборудование таких полей – дренажи, дорожки, трава и другое – относится к улучшениям участка, а не формируют на этом участке объект самостоятельный недвижимости.

Рассматривая вопрос о наличии объекта налогообложения налогом на имущество, суды должны разобраться, привели ли строительные работы к появлению объекта, отличного от собственно самого участка, хотя и прочно с ним связанного.

ФНС не упомянула, но ранее Минфин приводил другие судебные дела, по которым недвижимостью не являются также замощение, бетонные площадки, асфальтовые покрытия спортплощадок – все это относится к улучшениям участка.

В одном из писем ФНС ранее уже упоминалось постановление президиума ВАС от 24.09.2013 № 1160/13: право собственности может быть зарегистрировано лишь на то, что способно выступать в гражданском обороте в качестве отдельного объекта гражданских прав.

Предметом спора была регистрация прав на ограждение. Оно не имеет самостоятельного хозяйственного назначения, не является отдельным объектом гражданского оборота, выполняет лишь обслуживающую функцию, указал ВАС.

Так что даже прочная связь с землей не позволяет считать забор самостоятельным объектом недвижимости.

Трубопровод же, напротив, относится к недвижимости, указали суды, рассматривая дело № А40-98958/2016. Два года назад ФНС уже рассылала соответствующее постановление своим подчиненным.

Добавим: один из прежних обзоров ФНС проливает свет на квалификацию кабельной линии, а Минприроды прошлой осенью объяснило, что такое берегоукрепление.

Свежий взгляд

Рассматривая дело № А05-1595/2017, суды признали трансформаторную подстанцию недвижимым имуществом, напомнила ФНС. Однако служба теперь почему-то забыла, что это дело уже не показательно: более позднее определение ВС № 307-ЭС19-5241 по делу № А05-879/2018 относит трансформаторную подстанцию к «движке».

Кстати, в этом определении ВС повернул судебную практику в пользу налогоплательщиков и в другом аспекте.

ВС указал, что оборудование может относиться к недвижимости, только если предназначено для обслуживания здания.

Даже если вынос техники, встроенной в отдельно стоящее здание, невозможен без вреда для него, это не делает ее недвижимой. Спор касался производственного цеха. Решение вынесено в июле 2019 года.

Этот судебный акт ФНС упоминала ранее в одном их подобных обзоров, включила его и в новое письмо, однако почему-то не придала ему значения в качестве поворотного момента в судебной практике.

Сомнительные примеры

Следующий вошедший в новый обзор спор ранее службой не упоминался, и сейчас, наверное, не актуален – ведь решение было принято еще до названного «эпохального» определения ВС.

Речь идет о споре по делу № А29-4430/2018, в котором оспаривалось отнесение к недвижимости оборудования тепловой электростанции (включая котел водогрейный, бак аварийного слива, системы канализации, кондиционирования, дымовую трубу, очистные сооружения и многое другое), а также общеплощадочных сооружений (без учета тротуара).

Несмотря на то, что налогоплательщик утверждал, что многие из спорных объектов крепятся к фундаментам анкерными болтами, то есть, могут быть легко демонтированы без вреда, суды приняли сторону налоговиков и отнесли спорные основные средства к налогооблагаемой недвижимости.

По делу № А42-539/2017 суды признали правомерным доначисление налога на имущество на остаточную стоимость палубных кранов – они входят в сложный имущественный комплекс.

По еще одному делу (№ А12-14902/2018) мы ранее освещали другой эпизод, но там было еще и об отнесении объектов к недвижимости.

Суды решили, то оборудование котельных не может полноценно и самостоятельно функционировать вне специализированных зданий, а использование помещений котельной по назначению невозможно в случае демонтажа газового оборудования (котлов).

Так что – все это наречено недвижимостью. Это было также еще до того, как ВС вынес решение по делу № А05-879/2018, а теперь, учитывая его, суды могли бы принять и другое решение.

Редкое везение станет регулярным

Впрочем, и до того самого решения ВС судебная практика иногда поворачивалась к налогоплательщику лицом.

Например, суды решили, что не являются недвижимостью выпарные аппараты, кристаллизаторы, элеватор, аппарат диффузионный – объекты, связанные с землей и участвующие в едином техпроцессе переработки сахарной свеклы.

Налоговики обложили их налогом, но суды (дело № А36-12764/2017) приняли во внимание экспертные заключения о том, что объекты можно демонтировать и установить на новом месте без вреда.

Также суды указали на разницу между понятиями «сооружение» (к которым отнесены спорные объекты) и «недвижимость». Причем, ту же аргументацию, что и по предыдущему делу (завод не может работать без названного оборудования, а оно – без здания завода) суды повернули в этот раз в пользу налогоплательщика.

Судебные акты по делу № А41-19566/2015 показали, что высокостеллажные конструкции не являются частью производственно-складского комплекса и обоснованно учтены фирмой как производственное оборудование.

На радость налоговикам эти конструкции строились по проекту, и для их возведения потребовалась разрешительная документация. Объект имеет общий с недвижимостью фундамент, стеллажные конструкции выполняют роль несущего каркаса, то есть объект имеет прочную связь с землей, его невозможно демонтировать, думали налоговики.

Однако суды все же увидели возможность демонтажа и отнесли спорные конструкции к необлагаемой налогом «движке».

Теперь подобные вопросы будут решаться более единообразно.

Пример тому – дело, при рассмотрении которого рыбную фабрику, холодильное оборудование, вертикальные плиточные морозильные аппараты, упаковочный комплекс, гидролокатор, установленные на судне, суды отнесли к «движке», поддержав налогоплательщика (дело № А05-5074/2019). При этом суды сослались на упомянутую выше позицию ВС по делу № А05-879/2018.

Неотделимые улучшения

Насчет капвложений в арендованное имущество ФНС и раньше была уверена: это – недвижимость, точнее, ее неотъемлемая составная часть. Соответственно, налогом улучшения облагаются. Минфин уточнил: если улучшена недвижимость (в том числе, облагаемая по кадастровой стоимости) – да, налог есть. Если – то, что к недвижимости не относится, то налога не будет.

Читайте также:  Заявление на получение пособия по уходу за ребенком до 1.5 лет. образец 2018 года

Сейчас к этому «подтянули» и судебный пример. По делу № А29-14394/2018 решение вынесено в апелляции в декабре прошлого года, но дело еще не окончено – подана кассационная жалоба, на 26 мая назначено рассмотрение окружным судом.

Организация арендовала у города здание школы 1948 года постройки в непригодном для эксплуатации состоянии, провело там перепланировку и капремонт, в результате чего увеличилась площадь здания.

Теперь оно используется для санаторного лечения и реабилитации работников организации. То есть – изменилось назначение здания. В бухучете фирмы появился объект «неотделимые улучшения», их стоимость и была обложена налогом на имущество.

С этим – с учетом всех особенностей – согласилсь и суды. Но – помним, что еще предстоит кассация.

Кроме того, не известно, что решили бы суды, если назначение здания не изменилось, и площадь не увеличилась. То есть, вряд ли можно это дело применить к случаям, когда арендатор лишь поставил пару перегородок и покрасил стены.

К чему есть шанс не «прикрутить» позицию вс

Этим же решением подтверждена позиция налоговиков и по второму эпизоду дела – оборудование газопоршневой теплоэлектростанции, смонтированное на стальных рамах на фундаменте, закрытое готовыми блоками (с минимальным объемом строительно-монтажных работ «на месте»), отнесено к недвижимости как составная часть самих электростанций. В данном случае суды сочли неприменимой «историческую» позицию ВС по делу № А05-879/2018, ведь как объект недвижимости строилась именно электростанция, а не ее здание как таковое (куда отдельно могло бы быть вмонтировано оборудование). 

ФНС об этом эпизоде в своем обзоре не рассказала, и странно – могла бы и похвастаться победой. Правда, опять же, есть смысл подождать решение кассации, прежде чем делать выводы.

Приравниваем «объект капитального строительства» к «объекту недвижимости». Когда это сработает?

Относится ли ограждение к недвижимому имуществу

22 мар 2021

Еще в 2013 г. Президиум Высшего Арбитражного Суда (ВАС) рассматривал дело об отказе Росреестра регистрировать право собственности на капитальный забор.

 До этого дело побывало в трех нижестоящих инстанциях, которые признали отказ незаконным.

Судьи в своих решениях тогда ссылались на то, что ограждение является объектом капитального строительства, поэтому права на него подлежат государственной регистрации как на недвижимое имущество. Так ли это? 

Но Высший Арбитражный Суд не согласился с ними и указал, что забор — это объект капитального строительства, который является специальным понятием градостроительного законодательства. Он не может подменять собой правовую категорию «объект недвижимого имущества», имеющую иную отраслевую принадлежность, объект и содержание.

Так как спорное ограждение не имело самостоятельного назначения и являлось элементом благоустройства, то право собственности на него не подлежит государственной регистрации, — заключил Президиум ВАС, после чего отменил судебные акты нижестоящих судов.

Выходит, ставить знак равенства между недвижимостью и объектом капитального строительства нельзя?

Что говорит закон?

В гражданском законодательстве закреплено понятие недвижимых вещей (недвижимости). К ним отнесены земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей.

То есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно — здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

В свою очередь, Градостроительный кодекс закрепил понятия «объект капитального строительства» и «некапитальные строения, сооружения».

К капитальным объектам относятся здания, строения, сооружения и объекты незавершенного строительства, за исключением некапитальных строений, сооружений и неотделимых улучшений земельного участка (замощение, покрытие и др.).

Некапитальные объекты — это строения, сооружения, которые не имеют прочной связи с землей и которые можно переместить или демонтировать и позже собрать без несоразмерного ущерба и без изменения основных характеристик. К ним относятся киоски, навесы и другие подобные строения и сооружения.

При буквальном прочтении этих норм возникает логичный вопрос: если недвижимость – это все, что прочно связано с землей, а некапитальные объекты (прямо противоположные капитальным) не имеют такой связи, то идентичны ли понятия «недвижимость» и «объект капитального строительства»?

Почему это так важно?

Разделение вещей на движимые и недвижимые имеет в законодательстве принципиальный характер. В первую очередь, это связано с особенностями режима недвижимых вещей, включая их создание, приобретение, отчуждение и прочее.

Например, возьмем вопрос регистрации права и обременения на недвижимые вещи. Занимается этим Росреестр, который вносит записи о них в Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН). Регистрация же объектов, не являющихся недвижимостью, невозможна.

Также установление признаков недвижимости того или иного объекта является ключевым моментом при рассмотрении дел о признании объектов самовольными постройками либо о признании права собственности на них.

Дело в том, что положения Гражданского кодекса о самовольных постройках не распространяются на объекты, не являющиеся недвижимостью. И это только малая часть отличительных признаков движимых и недвижимых вещей.

Как соотносятся объекты капитального строительства и объекты недвижимости?

В упоминавшемся деле 2013 г.

Высший арбитражный суд посчитал, что для квалификации объекта как недвижимого, помимо неразрывной связи с землей (безусловного признака недвижимости) суд должен установить возможность самостоятельного хозяйственного использования такого объекта или его вхождение в состав имущественного комплекса. Российские судьи взяли это мнение «на вооружение» и повсеместно придерживаются его.  

Подытожим: право собственности может быть зарегистрировано лишь в отношении тех вещей, которые неразрывно связаны с землей и способны выступать в качестве отдельных объектов гражданских прав. Поэтому, например, даже капитальные хозяйственные постройки (сараи, заборы, имеющие заглубленный фундамент, и пр.) в этом смысле недвижимостью не являются.

Свое мнение высказали и чиновники

Вопросом разницы между понятиями «объект капитального строительства» и «объект недвижимости» озаботились и чиновники. Например, Минэкономразвития РФ посвятило ему одно из своих писем.

Так, по мнению министерства, главная причина отсутствия знака «равно» между этими понятиями в том, что к недвижимым вещам гражданское законодательство относит, в том числе и земельные участки, которые по определению не могут считаться объектами капитального строительства. 

Также термин «объект капитального строительства» применяется в градостроительном законодательстве в связи со строительством, ремонтом или реконструкцией объектов. Он имеет только косвенную связь с недвижимостью, в то время как Гражданский кодекс вкладывает в понятие «недвижимость» общее описание складывающихся вокруг этой правовой категории отношений. 

Значит, возведенный объект капитального строительства, скорее всего, будет признан объектом недвижимости, чего нельзя сказать о некапитальных постройках. Ведь у них нет безусловного признака недвижимости – прочной и неразрывной связи с землей.

Объект капитального строительства = недвижимость?

Несмотря на то, что высшие суды не раз говорили о недопустимости приравнивания понятий «объект капитального строительства» и «объект недвижимости», есть и вполне обоснованная альтернативная позиция. Например, в делах о самовольных постройках. 

Суть в следующем: самовольной постройкой может быть признано только недвижимое имущество.

Но в делах о сносе самовольной постройки само по себе установление капитального характера объекта (неразрывной связи с землей), по сути, приравнивает его к недвижимости, так как автоматически влечет возможность (при наличии оснований) признания его самовольной постройкой и применения соответствующей санкции в виде его сноса. Но установление всей совокупности признаков недвижимости, включая самостоятельность назначения и прочее, не является обязательным.  

В общем, эти понятия, скорее, соотносятся как общее и частное. Каждый построенный объект недвижимости — это объект капитального строительства, но не каждый объект капитального строительства – объект недвижимости. Поэтому отождествлять понятия «объект капитального строительства» и «объект недвижимости» неправильно.

Облагается ли налогом на имущество забор на фундаменте вокруг арендованного здания?

Организация-арендатор построила на муниципальной земле забор для ограждения арендуемого здания. Забор металлический с кирпичным фундаментом, неразрывно связан с землей.

Вопросы:

  • Считается ли забор капитальным вложением в арендованное имущество или это самостоятельное ОС?
  • Будет ли забор облагаться налогом на имущество и если да, то как движимое или как недвижимое имущество?
  • Нужно ли забор включать в Раздел 2.1 декларации по налогу на имущество?

Ситуация непростая и требует рассмотрения нескольких взаимосвязанных вопросов. Отвечаем отдельно по каждому:

Вопрос 1. Считается ли забор капитальным вложением в арендованное имущество или это самостоятельное ОС?

Для признания забора отдельным объектом ОС нужно одновременное выполнение всех условий, перечисленных в п. 4 ПБУ 6/01 «Учет основных средств» (утв. Приказом Минфина РФ от 30.03.2001 N 26н):

Критерии отнесения имущества к ОС Отметка о соблюдениикритерия (+/-)
Объект предназначен для использования в производстве продукции, выполнения работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование (или во временное пользование).   ─
Объект предназначен для использования в течение длительного времени, т.е. срока продолжительностью свыше 12 месяцев (или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев). Критерий выполняется, если договор аренды заключен на длительный срок или предусмотрена его пролонгация.
Организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта Продажа возведенного забора возможна (например, в качестве покупателей могут выступать последующие арендаторы или субарендаторы), но абсолютно в этом быть уверенным нельзя.
Объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.  

Таким образом, отсутствует одновременное соблюдение всех критериев признания объекта в качестве ОС. Следовательно, данный объект отдельным ОС признать нельзя.

В соответствии с п. 2 ст. 623 ГК РФ, неотделимыми можно считать такие улучшения арендованного имущества, которые нельзя отделить без причинения вреда этому имуществу.

Забор, возведенный вокруг арендованного имущества, при его демонтаже никак не может нанести вред самому арендованному зданию.

Но так как его связь с арендованным имуществом очевидна (он возведен с целью ограждения территории, на которой находится арендуемое здание), его можно классифицировать как отделимое улучшение арендованного имущества.

Расходы на возведение забора являются капитальными вложениями в арендованное имущество и учитываются в бухгалтерском учете в составе основных средств в соответствии с абз.2 п. 5 ПБУ 6/01 «Учет основных средств».

Читайте также:  Доверенность от юридического лица физическому лицу. образец 2018

Если арендодатель не компенсирует произведенные улучшения, то их стоимость погашается путем начисления амортизации (п. 17 ПБУ 6/01). При этом срок полезного использования отделимого улучшения (забора) можно ограничить сроком действия договора аренды (п. 20 ПБУ 6/01).

По окончании договора аренды (при отсутствии компенсации со стороны арендодателя) арендатор должен вернуть имущество в том состоянии, в котором он его получил, т. е. без улучшений (ст. 622 ГК РФ).

Это значит, что арендатору придется демонтировать отделимые улучшения и отразить затраты на демонтаж в составе прочих расходов (п. 11 ПБУ 10/99 «Расходы организации», утв. Приказом Минфина РФ от 06.05.

1999 N 33н).

При налогообложении прибыли стоимость забора погашается путем начисления амортизации (п. 1 ст. 256 НК РФ).

Вопрос 2. Будет ли забор облагаться налогом на имущество и если да, то как движимое или как недвижимое имущество?

В соответствии с п. 1 ст.

374 НК РФ объектом налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено ст.

378 НК РФ и 378.1 НК РФ. В данной ситуации расходы на возведение забора учитываются в качестве капитальных вложений в арендованное имущество в составе основных средств, что требует уплаты налога на имущество.

Другой вопрос ─ по какой ставке платить налог по данному имуществу? Для целей расчета налога на имущество необходимо правильно классифицировать возведенный забор — это движимое или недвижимое имущество.

От этого зависит конечная сумма уплаченного налога, поскольку:

  • для недвижимого имущества, налоговая база по которому исчисляется как среднегодовая стоимость, ставка налога составляет 2,2% (п. 1 ст. 380 НК РФ);
  • по движимому имуществу максимальная ставка, согласно п. 3.3 ст. 380 НК РФ, равна 1,1% (если региональные власти не предусмотрели пониженные ставки или отмену налога на движимое имущество в 2018 году).

Согласно п. 1 ст. 130 ГК РФ, к недвижимым вещам относятся земельные участки, участки недр и все, что прочно связано с землей, то есть объекты, перемещение которых без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, в том числе здания, сооружения, объекты незавершенного строительства.

  • Учитывая, что забор возведен на кирпичном фундаменте и прочно связан с землей (его демонтаж без повреждений объекта в целом невозможен), для целей налога на имущество этот объект может быть признан недвижимым имуществом и облагаться по ставке 2,2% .
  • Однако суды по-разному решают вопрос по классификации забора в качестве движимого или недвижимого имущества, например:
  • Учитывая неоднозначность ситуации, рекомендуем обратиться в ИФНС для разъяснения нюансов налогообложения и снижения потенциальных налоговых рисков.

Вопрос 3. Нужно ли забор включать в Раздел 2.1 декларации по налогу на имущество?

Порядок заполнения декларации по налогу на имущество утвержден Приказом ФНС РФ от 31.03.2017 N ММВ-7-21/271@:

  • в Разделе 2 декларации производится расчет налога в отношении имущества, облагаемого по среднегодовой стоимости;
  • Раздел 2.1 декларации заполняется в отношении объектов недвижимого имущества, налоговой базой в отношении которых признается среднегодовая стоимость и сумма налога в отношении которых исчисляется в разделе 2 декларации.

Таким образом, из буквального прочтения Порядка заполнения декларации следует, что информация о заборе (признанном для целей расчета налога на имущество недвижимым имуществом) должна отражаться в Разделах 2 и 2.1.

Однако следует обратить внимание на следующее:

  • в рассматриваемом случае забор представляет собой не самостоятельный объект недвижимого имущества компании, а капвложения в арендованное имущество;
  • у забора отсутствуют качества самостоятельного объекта недвижимости ─ по смыслу ст. 130-131 ГК РФ этот объект не может выступать в гражданском обороте в качестве самостоятельного объекта прав независимо от его физических характеристик и наличия отдельных элементов, обеспечивающих прочную связь этого сооружения с землей (Постановление от 19.03.2014 по делу N А40-49170/13-85-476).

Таким образом, в данном случае есть 2 варианта действий:

Ограждения и коммуникации, как объект недвижимости. Приватизация земли под ними

Вопрос о том, являются ли объектами недвижимости такие вещи, как ограждения, коммуникации, асфальтовые замощения, проезды и т. п., до сих пор окончательно не решен.

Президиум ВАС выпустил уже множество актов, определяющих понятие объекта недвижимости, права на который подлежат государственной регистрации, а точка в этой проблеме до сих пор не поставлена.

Между тем, от решения этого вопроса зависит возможность льготной приватизации земли под такими объектами на оснвании ст. 36 Земельного Кодекса РФ, а значит, и имущественные интересы множества лиц.

В этой статье я постараюсь на оснвании последних постановлений Президиума ВАС все-таки разобраться с темой о приватизации земли, занятой подобными объектами.

Наиболее интересным с этой точки зрения представляется Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 1160/13 от 24.09.2013 по делу № А76-1598/2012.

Данным постановлением Высший суд отменил Постановление ФАС УрФО и судебные акты первых двух инстанций, которыми ранее на Управление Росреестра по Челябинской области была возложена обязанность на основании пп. 3 части 17 ст.

51 Градостроительного Кодекса РФ провести государственную регистрацию прав заявителя (Центрального Банка РФ) на капитальное ограждение, расположенное на земельном участке, принадлежащем заявителю на праве постоянного (бессрочного) пользования и ограждающего здания, принадлежащие ЦБ РФ.

Удовлетворяя исковые требования, суды исходили из того обстоятельства, что в силу статьи 130 ГК РФ, капитальный забор, установленный на фундаменте, прочно связан с землей, его перемещение без несоразмерного ущерба назначению не возможно, а значит, он является объектом недвижимости, и права на него в силу ст. 131 ГК РФ подлежат государственной регистрации. С другой стороны, такой объект является вспомогательным по отношению к земельному участку и расположенным на нем зданиям, а значит, в силу пункта 3 части 17 ст. 51 Градостроительного Кодекса РФ, для возведения такого объект а не требуется разрешение на строительство, а, значит, и разрешение на ввод в эксплуатацию. При таких обстоятельствах, по мнению нижестоящих судов, права на такой объект должны были быть зарегистрированы на основании декларации.

Однако, ВАС РФ признал такую позицию не верной по следующим причинам.

ВАС указал, что прочная связь с землей является не единственным признаком объекта недвижимости, как объекта гражданских прав. Для признания объекта капитального строительства объектом недвижимости и регистрации на него права собственности, данный объект должен иметь самостоятельное значение в гражданском обороте:

«По смыслу указанных положений гражданского законодательства право собственности (право хозяйственного ведения и оперативного управления) может быть зарегистрировано в ЕГРП лишь в отношении тех вещей, которые, обладая признаками недвижимости, способны выступать в гражданском обороте в качестве отдельных объектов гражданских прав…

Так как ограждение не имеет самостоятельного хозяйственного назначения, не является отдельным объектом гражданского оборота, выполняя лишь обслуживающую функцию по отношению к соответствующему земельному участку и находящимся на нем зданиям, выводы судов о необходимости государственной регистрации права собственности на него не могут быть признаны обоснованными».

На основании изложенного ВАС РФ отменил все ранее принятые судебные акты и отказал в удовлетворении заявленных требований, определив, что забор (даже капитальный) не является недвижимостью, если не имеет самостоятельного хозяйственного значения. Такая позиция, надо сказать, не очевидна, и, на мой взгляд, не основана на законе, однако, позволяет разрешить давно назревший конфликт интересов собственников разных зданий, расположенных за одним заграждением.

Определившись с позицией по вопросу о значении забора, как объекта недвижимости, суд тем не менее не имеет точной позиции на тему о приватизации земли, занятой подобными объектами.

Постановлением №ВАС-12668/2012 по делу №А21-6529/2010 Высший суд определил, что даже в случаях наличия у заявителя зарегистрированного права на вспомогательные объекты (коммуникации, подъездные пути), названное право само по себе не является основанием приватизации земельного участка, занятого такими объектами.

В названном деле рассмотрена ситуация, когда застройщику был предоставлен в аренду на 49 лет земельный участок для строительства зоны отдыха. Предполагалось, что на земельном участке будут возведены, как здания и сооружения рекреационного назначения, так и объекты инфраструктуры, такие, как коммуникации и подъездные пути.

Выполнив строительство объектов инфраструктуры и не закончив возведение основных объектов, застройщик обратился в орган местного самоуправления с заявлением о выкупе земельного участка, на котором указанные объекты были расположены. Договор купли-продажи земли был заключен и право собственности на выкупленный участок прошло государственную регистрацию.

Впоследствии администрация «одумалась» и решила оспорить указанный договор в суде.

Суды первых двух инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований администрации об оспаривании договора купли-продажи, но суд кассационной инстанции вернул дело на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении в удовлетворении требований было отказано повторно. ВАС отменил постановления нижестоящих судов и удовлетворил требования в указанной части. Постановление Президиума ВАС от 19.03.

2013 №ВАС-12668/2012 по делу № А21-6529/2010 было мотивировано следующим.

«Однако судами не принято во внимание, что законодательством не предусмотрена возможность приватизации всего земельного участка, на части которого находятся объекты, введенные в эксплуатацию, а на другой части только запланировано строительство объектов, в целях возведения которых этот участок формировался.

Согласно правовой позиции, содержащейся в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2008 № 8985/08, земельные участки, занятые объектами недвижимого имущества, могут быть предоставлены в собственность по основанию, установленному пунктом 1 статьи 36 Земельного кодекса, только для целей эксплуатации уже существующих зданий, строений и сооружений.

Читайте также:  Переоценка валютных остатков. как считается и учитывается

Возведение на земельном участке только вспомогательных объектов, даже при наличии государственной регистрации права собственности общества на них, не влечет возникновения у общества права на приобретение в собственность спорного участка в порядке, предусмотренном статьей 36 Земельного кодекса.

Вывод судов о том, что общество имело право на приобретение в собственность всего земельного участка, обоснован также тем, что разделение этого участка не позволит достичь цели его использования – строительства рекреационного района.

Данный вывод является необоснованным, поскольку достижение цели использования земельного участка, то есть строительство всего комплекса предусмотренных проектом объектов, возможно не только при приобретении земельного участка или его частей в собственность, но и посредством использования земельного участка на праве аренды, которое было предоставлено обществу на срок 49 лет.

Таким образом, Высший суд фактически указал, что наличие на земельном участке вспомогательных объектов, хотя бы право собственности на них и зарегистрировано, как на недвижимое имущество, не является необходимым и достаточным основанием для приватизации данного земельного участка на основании ст. 36 ЗК РФ. При таких обстоятельствах фактически установлен иной правовой режим вспомогательных объектов, отличный от правового режима иных объектов недвижимости.

Третьим интересным постановлением Президиума ВАС по рассматриваемому вопросу стало Постановление Президиума ВАС РФ от 20.10.2010 N 6200/10 по делу № А56-50083/2008 .

В данном документе высший суд рассмотрел ситуацию, когда при приватизации земельного участка под объектами стадиона администрация сформировала выкупаемый земельный участок без учета земли, на которой размещались вспомогательные некапитальные объекты, мотивировав свое решение тем, что вспомогательные объекты, не являющиеся объектами недвижимости, не создают исключительного права на приватизацию земли под ними.

Высший суд указал, что такая позиция ошибочна, и, если вспомогательные объекты, хотя бы и не являющиеся объектами недвижимости, необходимы для эксплуатации основных объектов, участок для выкупа основных объектов должен быть образован с учетом площади, необходимой для размещения существующих вспомогательных объектов.

Итак, из всех рассмотренных выше постановлений Президиума можно сделать следующий вывод:

Вспомогательные объекты (ограждения, коммуникации, проезды и т. п.

) сами по себе не создают правовых оснований для выкупа земельного участка по статье 36 ЗК РФ, даже если права на них зарегистрированы, как на недвижимое имущество, однако, они должны учитываться при формировании участка, приватизируемого для эксплуатации основных объектов.

Таким образом, главным условием для приватизации земли, занятой вспомогательными объектами, является наличие на том же участке основного объекта недвижимости (здания или сооружения), для использования которого нужны вспомогательные объекты.

Исходя из этой позиции ВАС, возникают дополнительные вопросы:

1. Что все-таки считать вспомогательным объектом, не являющимся объектом недвижимости и не дающим право на приватизацию земли? Как было уже сказано, наличие или отсутствие прочной связи с землей, не является единственным и достаточным критерием. Исходя из правовых позиций Президиума ВАС, я бы выделила такие факторы:

  • отсутствие самостоятельного значения в гражданском обороте, наличие исключительно вспомогательной функции по отношению к земельному участку или иным объектам недвижимости (зданиям и сооружениям).
  • в качестве дополнительного формального критерия можно добавить критерий соответствия назначения данного объекта одному из вспомогательных видов разрешенного использования, определенных правилами землепользования и застройки соответствующего населенного пункта, и несоответствия основному виду разрешенного использования. Т. е. если земельный участок был специально отведен под размещение объекта коммуникаций, и данный вид использования является основным, а построенный объект имеет прочную связь с землей, нельзя исключать, что он будет признан нормальным объектом недвижимости, а не вспомогательным объектом. Следовательно и земля под ним после окончания строительства будет подлежать приватизации на основании ст. 36 ЗК РФ.

2. Создают ли вспомогательные объекты, расположенные на земельных участках старых советских предприятий, право на выкуп земли под ними у новых собственников зданий и сооружений, ранее входивших в состав данных предприятий?

Если предприятие приватизировалось, как единый имущественный комплекс (хотя бы и не зарегистрированный в ЕГРП в качестве «предприятия», однако используемый в соответствии со своим первоначальным назначением), то очевидно, что для его эксплуатации должен формироваться единый участок, в площади которого должны быть учтены и вспомогательные объекты. Т. е. если завод в результате приватизации лишь поменял собственника, но остался тем же самым заводом, то все коммуникации, ограждения и проезды должны учитываться при определении площади и границ земельного участка, необходимого для эксплуатации данного завода. Эта ситуация аналогична рассмотренному делу о выкупе земли под стадионом.

Значительно сложнее (и распространеннее) другая ситуация, когда имущество бывшего советского завода после приватизации было распродано разным собственникам.

Довольно часто один из таких новых собственников (самый крупный) продолжает вести профильную деятельность (и не редко является правопреемником приватизированного предприятия), другим же собственникам принадлежат одно-два здания на данной территории и они ведут самостоятельную хозяйственную деятельность, не связанную с деятельностью завода.

При этом здания часто соединены общей системой коммуникаций и окружены единым ограждением. Кому при таких обстоятельствах должна быть предоставлена земля под вспомогательными объектами? И вообще, подлежит ли она приватизации?

Ответа на этот вопрос ВАС по прежнему не дает. Однако, если исходить из логики рассмотренных постановлений, я бы отметила ряд моментов.

Во-первых, об ограждениях. Если завод более не является единым имущественным комплексом, и на его территории есть здания, принадлежащие разным собственникам, то единый земельный участок для эксплуатации всех зданий бывшего завода образован быть не может.

А это значит, что ограждение завода, являющееся вспомогательным объектом по отношению к земельному участку, который раньше был единым, а теперь подлежит разделу, так же утрачивает свою функцию обособления уже не единого имущественного комплекса.

При таких обстоятельствах, полагаю, что факт наличия данного ограждения в собственности правопреемника завода не должен создавать правовых оснований для приватизации земли под данным ограждением.

Весь периметр поделенного между разными собственниками предприятия не может перейти в собственность одного лица только по причине наличия на нем капитального ограждения, зарегистрированного в качестве объекта недвижимости, ведь это необоснованно воспрепятствует образованию для других собственников нормальных земельных участков, имеющих самостоятельный доступ к землям общего пользования.

Теперь о коммуникациях и проездах. Как делить землю под ними?

С одной стороны, с учетом представленных правовых позиций, земля под коммуникациями должна быть предоставлена собственнику того из зданий, для эксплуатации которого данные коммуникации предназначены.

Но проблема в том, что обычно они обслуживают не одно, а несколько зданий, расположенных на данной территории, при этом право собственности на них может быть зарегистрировано за собственником одного из этих зданий или вообще за третьим лицом.

Таким образом, весьма проблематично определить субъекта, который, с учетом подходов ВАС, был бы вправе претендовать на землю под коммуникациями.

С другой стороны, из тех же постановлений Президиума ВАС следует, что такие объекты в большинстве случаев не являются объектами недвижимости, государственная регистрация прав на них зачастую не соответствует закону, и сами по себе они не создают оснований для приватизации земли. Кроме того, в соответствии со ст. 274 ГК РФ доступ к коммуникациям для их обслуживания возможен на основании сервитута. т. е. реальная необходимость приватизации земли собственником (или эксплуатантом) коммуникаций вызывает сомнение.

При таких обстоятельствах в практике возникает вопрос, может ли собственник здания, для эксплуатации которого необходима земля, на которой размещены чужие коммуникации, выкупить данную землю, а собственника коммуникаций допускать к ним по соглашению о сервитуте? Теоретически это было бы логично, ведь если собственник коммуникаций не обладает исключительным правом на приватизацию земли под ними, то и право это не может быть нарушено в результате приватизации земли иным лицом. Необходимо лишь решить вопрос об определении размера справедливой платы за сервитут, которая, по моему мнению, не должна превышать пропорциональной доли земельного налога. Однако такой подход на настоящий момент не подтвержден авторитетной судебной практикой и является моим личным мнением.

В-третьих, о проездах. Проезды принципиально отличаются о коммуникаций тем, что их наличие на земельном участке исключает (или почти исключает) возможность эксплуатации данного участка иначе, чем для движения транспортных средств.

Если участки, под которыми пролегают коммуникации, могут представлять интерес и для иной хозяйственной деятельности, поэтому потенциально могут приватизироваться или арендоваться для других целей и по иным основаниям (с соблюдением охранных зон и доступа к коммуникациям), то для земельных участков, занятых проездами это, как правило, не имеет смысла.

Полагаю, что в ряде случаев землю, занятую проездами, равно как и сами проезды стоит передать в долевую собственность собственников объектов недвижимости, для обслуживания которых они предназначены, однако все это требует создания в законодательстве соответствующих механизмов либо согласованной воли всех заинтересованных лиц, которая имеется не всегда.

Практика давно нуждается в выработке методики размежевания подобных территорий, однако пока все ограничивается лишь вопросами без ответов.

И последнее. Не так давно Высший Арбитражный Суд перестал существовать, а его судьи (не все) вошли в состав Верховного суда. Хочется надеяться, что выработанные ВАС правовые позиции будут сохранены новым судом, поскольку иначе мы снова окажемся отброшены на десять лет назад в решении наболевших земельных вопросов.

И самое последнее. С марта 2015 года вступает в силу Федеральный закон о внесении изменений в Земельный Кодекс РФ, в результате действия которого у нас наверняка возникнут новые споры. Очевидным остается одно, точку в названных проблемах ставить рано.  

Автор материала СкворцоваТатьяна Владимировна

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector